«Этрогизация» образца 2021

Фото: Илюстрация

Автор: Лимор Самимиан-Дараш

Конечно, речь идет об идеологической трагедии левого лагеря. Но, кроме того, в политике, как известно, нет бесплатной любви. Эти попытки вывести этрог без цвета и запаха неслучайны. Левые знают: тот, кто начертал на знамени «правительство без Нетанияу», фактически объявил, что выступает против создания правого правительства.

Израиль,  Протесты,  Выборы,  Нетаниягу

04.01.2021

«Я думаю, что надо оберегать Шарона как этрог: и герметичной коробкой, и губчатой упаковкой, и ватой… И телевидением. Потому что он — единственный, кто на самом деле способен осуществить это (Размежевание)».    

Так сказал Амнон Абрамович в 2005 году, дав имя печально известному феномену «этрогизации».

Идея ясна:

«Дела твои приблизят тебя, и дела твои отдалят тебя» (см. Мишна Эдуйот 5, 7 — прим. пер.).

Правого политика, который пойдет по левому маршруту, демонтирует поселения, выполнит требования палестинцев, левые будут беречь как зеницу ока — пока он не сделает свое дело.

Эта модель совершенствовалась со временем. Ольмерт и Ливни удостоились подобного же отношения, первый — когда пообещал ужимание (итнаткут) Израиля до границ 67-го года, вторая — за свои попытки продвинуть палестинское государство.

Теплые объятия левых ожидали тех, кто еще недавно был «остриём копья» национального лагеря. Приверженцев идей Жаботинского. Бейтаровцев. Сыновей и дочерей бойцов Эцеля. Всё им прощалось в момент пересечения «границы».

В 2015 году левые думали, что и с Нетанияу получится заключить подобную сделку. «Этрог стал бы лимоном по сравнению с ним», — признал Абрамович в 2019, — если бы он только создал правительство с Бужи Герцогом. А не правое правительство.

Но Нетанияу отказался капитулировать, и это, наряду с «упрямым» правлением правых, привело к изменению подхода. В моду вошло создание «центристских» партий, проводящих левую политику, но не заявляющих об этом, чтобы не терять голоса правых избирателей. Чтобы победить на выборах.

Когда и это не сработало на всех трех витках выборов, родилась новая модель этрогизации — с практически обратной логикой. Это была готовность поддержать любую правую партию — лишь бы та поставляла правильный товар: неприятие Нетанияу.

«Разве Элькин — левый?» — ехидно спрашивали на этой неделе комментаторы, адресуя свой вопрос тем, кто пренебрежительно отзывался о правых убеждениях нового члена партии Саара.

Действительно, Хаузер и Хендель не допустили создания полноценного правого правительства, которое проработало бы четыре года. Действительно, Шаша-Битон продолжает миссию кахлоновской «Кулану» — не допустить реформирования судебной системы.

Но Элькин? Вы и его назовете «левым»? Да ведь он представитель поселенческого движения и религиозного сионизма, нет?

Действительно, Элькин — однозначно человек правого лагеря. Но не стоит ошибаться, его дезертирство — политическое. Складывается новый союз между левыми и теми «правыми», которые «удостоятся». Неважно, вызвано это только попутным ветром или стратегическими соображениями тоже.

Лапид и Ганц еще создавали «центристские» партии, которые старались привлечь и голоса правых избирателей. Даже Бенет до недавнего времени тешился старым билетиком «Нет ни левых, ни правых». Но с тех пор левые сбросили свою идеологическую форму, раскололись на однозначные цифры, на «многочисленную толпу» (см. Шмот 12:38) партий, цель которых резюмируется одним длинным словом «только-не-Нетаниягу».

В этой реальности от нового «этрога» уже не требуется косить глазами влево или в центр. Наоборот, им гарантирована всемерная поддержка слева — чтобы они шли на выборы именно как правые, правая партия.

То есть:

гонись за голосами правых избирателей. Организуй полностью правую предвыборную кампанию. Обойди Нетанияу справа. Будь Бен-Гвиром! Главное — победи. А голоса левых избирателей ты получишь. Мы позаботимся об этом.

Конечно, речь идет об идеологической трагедии левого лагеря. Но, кроме того, в политике, как известно, нет бесплатной любви. Эти попытки вывести этрог без цвета и запаха неслучайны. Левые знают: тот, кто начертал на знамени «правительство без Нетаниягу», фактически объявил, что выступает против создания правого правительства.

 

От переводчицы

Я думаю, что о демарше Элькина много рассуждать не стоит. Высказал он несколько расхожих затертых обвинений, но невооруженным глазом видно, что это личное. Он долгое время был на волосок от первого места, но все никак, вот и перепрыгнул к Саару. Тот не Натанияху, уйдет в очередной декретный отпуск, тогда можно и первым стать. Правда тут личное входит в противоречие с общественным, но как решил Элькин, так решил. Судьба его сомнительна. Для Ликуда он станет чужим, а для Саара, своим, скорее всего, не станет. Оставим его.

И вот появилась статья: «О чем умолчал Элькин, обвиняя своего босса».

Статья очень интересна тем, что является классическим образчиком боевой спецпропаганды. Все методы применили, правда не очень творчески, но все же. Д-р Геббельс аплодирует.

Не хочется быть голословным, а то сразу обвинят в политической ангажированности.

Само название статьи «О чем умолчал Элькин» пример применения метода «абсолютной очевидности». То есть якобы он знает грязные тайны, что очевидно, но пока молчит.

Это тонкий метод, при умелом использовании дает достаточно надежный результат. Зачем доказывать, обосновывать. Оставьте эти хлопоты. «Объекту» нужно сообщать то, что нужно, как очевидное, само собой разумеющееся и потому безусловно поддерживаемое преобладающим большинством населения. А единица любит прислониться к большинству, с ним она сильнее, защищеннее, с большинством как-то спокойнее.

Вот еще цитата:

«Элькин был достаточно близко к Нетаниягу, чтобы видеть и понимать, что происходит. Этот факт вызывает много вопросов, в том числе о роли Элькина и ему подобных. Как относиться к человеку, который годами выполняет все ваши прихоти и яростно вас защищает, но вдруг что-то ломается, и он решает сказать правду?»

Тут мы видим виртуозно-комплексное использование методов. Сначала идет знаменитый метод «Гнилой селедки». Его суть достаточно проста. Нужно выдвинуть против «объекта» максимально грязное и скандальное обвинение, но доказывать его не нужно. Задача лишь в том, чтобы вызвать публичное обсуждение. При совершенно любом обвинении найдутся его сторонники и противники, которые начнут приводить все новые и новые аргументы за и против. Имя «объекта» вновь и вновь звучит в связке с грязным обвинением, пока, наконец, запах «гнилой селедки» не начинает ассоциироваться с его именем. «Ложечки потом нашлись, но осадочек остался».

В данном случае: Элькин понимал «ЧТО ПРОИСХОДИТ»! Гевалт. А что происходит? Конкретизировать нельзя, важно высказать.

А дальше — «Метод большой лжи» То есть Элькин всю жизнь выполнял прихоти, но вдруг решил рассказать правду. Почему именно правду, а не ложь? До классики «большой лжи» не хватает 40% правды.

В статье автор «саморазоблачился перед Партией» то есть высказал условия приема в «свои». Он прямым текстом написал инструкцию Элькину, точно рассказал, что тот должен говорить:

«Если Элькин хочет очистить себя от «бибизма», в котором был соучастником в последние годы, ему стоит рассказать немного больше, а не просто раскрыть то, что мы и так знаем. Рассказать о переговорах по вопросу коалиции и миллиардах, распределяемых глубокой ночью. О грязных сделках, которые ведут к разграблению государственной казны, о сомнительных синекурах для «нужных» людей, и все это во имя главной и священной цели — увековечить правление Нетаниягу. Пусть расскажет, кто что получил и за что. Пусть расскажет, кто из политических назначенцев, которых проталкивают изо всех сил его друзья, действительно чего-то стоит».

Ну, хватит пока цитировать. О чем речь? Да о том, о чем писала Л. Самимиан-Дараш: в политике нет бесплатной любви. Левые не хотят обнимать новых перебежчиков так же тепло, как старых. Цены выросли.

Что здесь предлагается Элькину? «Свидетельствовать» против Нетанияу, стать государственным свидетелем наподобие Мени Нафтали (см. статью Галит Дистель-Атабариан «Встреча Святой Троицы: Полиция — Государственный прокурор — СМИ»). Заняться «разоблачениями».

Напомним: Мени Нафтали — бывший завхоз в резиденции премьер-министра Биньямина Нетанияу. В статье «Из резиденции главы правительства к демонстрациям в Петах-Тикве» рассматривается превращение завхоза резиденции главы правительства в общественного деятеля, «борца за справедливость, сражающегося с коррупцией», организатора анархических демонстраций напротив дома юридического советника правительства и т.д., и т.п. Важную роль в этом превращении сыграл адвокат и бывший советник Эхуда Барака, организатор «социальных протестов» Эльдад Янив, цинично «слепивший» из бывшего охранника с сомнительным прошлым политического активиста.

История Нафтали напоминает историю другой активистки, ныне забытой, Виктории Кнафо, организовавшей в 2003 году марш из Мицпе-Рамона в Иерусалим: она протестовала против экономической политики, проводимой тогдашним министром финансов Б. Нетанияу.

Левые организации и фонд «А-Керен а-Хадаша» поддерживали эту инициативу, СМИ ее активно пропагандировали и т.д. По окончании кампании В. Кнафо осталась в одиночестве и уже никого не интересует.

Ну да, предавать нехорошо. Нехорошо, но и не выгодно на долгую перспективу. Но сиюминутная выгода может просто слепить глаза.

Перевод: Ариэла Яннай

Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.