Израиль в свете концепции отмирания национальных государств

Фото: Илюстрация

Автор: Элеонора Шифрин

Как это ни парадоксально звучит, крохотное еврейское государство стоит на пути двух смертельно опасных тенденций современного мира: мусульманское наступление на западную, иудео-христианскую цивилизацию с подчинением всего мира законам шариата и стремление глобалистов к уничтожению национальных государств с подчинением всего мира диктатуре социалистического типа.

Глобализация,  Национальное государство

27.04.2021

Развитие событий в Израиле в последние годы не может не вызывать изумления у любого человека, независимо даже от его отношения к еврейскому народу и предположительно еврейскому государству. Даже последний антисемит, вглядевшись в зигзаги израильской политики, не может не удивиться тому неопровержимому факту, что демократически избираемые правительства страны, к какой бы партии они ни принадлежали, дружно предпринимают шаги к уничтожению своего собственного государства.

У евреев, приехавших в страну ради одного-единственного преимущества – ради возможности жить среди своего народа, этот совершенно очевидный процесс вызывает не просто изумление, но большую тревогу и возмущение. Что уж говорить о тех, кто, как моя семья, поставил на карту не только карьеру и материальное благополучие, но и жизнь, и все это потерял в борьбе за право жить со своим народом и в соответствии с его традициями?!

Что же происходит? Почему на глазах всего мира еврейское государство, выстоявшее чудесным образом во всех войнах против несравнимо более многочисленного и неизменно уверенного в победе врага, вдруг развернулось на 180 градусов и активно занялось подготовкой самоубийства?

Как это ни странно, ответ на этот вопрос выходит далеко за рамки внутри-израильской политики и касается в не меньшей степени европейских стран и России.

Современную внутреннюю политику стран нельзя рассматривать в отрыве от политики международной, а международная политика - на протяжении первых восьми десятилетий ХХ-го века скрыто, а в последние 30 лет открыто – была нацелена на создание того, что теперь уже широко известно как «Новый мировой порядок», «Глобальная деревня» или «Единое мировое правительство». При этом существовали и другие направления, которые оказывали свое влияние, иногда сознательно противодействуя глобалистам, а иногда просто выходя из-под их контроля.

Сегодня мало кто помнит, что вскоре после прихода к власти американского президента Буша-старшего он впервые открыто заявил, что целью международной политики является создание Нового мирового порядка. Не помнят об этом потому, что тогда мало кто понял, что стоит за этим словосочетанием, и на него просто не обратили внимания.

Мало кто сегодня помнит и о том, что в своей «тронной» речи первый советский президент М.С.Горбачев заявил: «Нашей целью является создание общего европейского дома» (не те ли Соединенные Штаты Европы, о которых писал Ленин?). Но европейцы боялись объединяться в «общем доме» с агрессивным монстром, каким был Советский Союз. Американский сенатор Нан задал тогда иронический вопрос: «И кто же будет хозяином в этой коммунальной квартире?». Поэтому Горбачев расформировал Советский Союз, превратив его в конгломерат в той или иной мере демократических стран, чтобы каждая по отдельности могла добровольно вступить в те самые Соединенные Штаты Европы, которые уже существуют под названием «Евросоюз».

То, что казалось совершенно абсурдным всего каких-то два-три десятилетия назад, сегодня стало явью и ежедневной практикой: открытые границы, отказ от государственных валют и замена их единой европейской валютой, растворение коренного населения христианских европейских стран в массе иммигрантов, преимущественно мусульман, практическая делигитимация понятия национального патриотизма и приоритета национальной культуры. Подвергаются постепенной эрозии правовые системы национальных государств, уступая место частично правовой системе пришельцев-мусульман (шариатское право), а частично - юрисдикции различных международных судов, в которых заседают нередко даже не юристы, а политики и дипломаты.

Процесс этот происходит постепенно, одни страны затронуты им в очень высокой степени (например, Англия), в других он еще едва заметен. Но общая тенденция очевидна повсеместно, включая и Америку, где уже практически создано, хотя еще и не вступило в силу, единое торговое и оборонное пространство, включающее такие разные по уровню экономического и культурного развития страны, как США, Мексика и Канада.

Все это звенья плана создания единой монетарной системы и всемирного правительства, требующего предварительного уничтожения независимых национальных государств, что неосуществимо без полной нивелировки национальных культурных традиций и морально-этических кодов, в свою очередь вытекающих из религиозных традиций и убеждений.

К звеньям того же плана относятся и навязанные доктриной морального релятивизма феминизм и борьба за права гомосексуалистов, как и навязчивое воспитание молодежи в стиле «живи, как нравится, ты никому ничего не должен». С абсолютной неизбежностью они привели к катастрофическому падению рождаемости в «цивилизованном» мире и нехватке рабочих рук, что, в свою очередь, позволило под предлогом экономической необходимости начать массовый импорт в европейские страны и в страны северной Америки представителей других национальных, культурных и религиозных групп.

Я не касаюсь аналогичных явлений в пост-перестроечной России, так как русскоязычный читатель и сам может найти признаки этого процесса в стране, в которой он живет или прессу которой читает.

Но вернемся к Израилю, который создавался тогда, когда силы, нацеленные на создание единого всемирного правительства, работали уже в полную силу. И с этой точки зрения сам факт его возникновения выглядит парадоксом, ибо уничтожение Израиля как национального государства еврейского народа является центральной частью плана глобалистов.

К началу ХХ века движение политического сионизма, созданное в Европе ассимилированным еврейским журналистом Теодором Герцлем, уже успело набрать силу и превратиться в политического представителя разбросанных по странам диаспоры евреев. Однако известностью Герцль и его движение были поначалу обязаны не столько еврейской поддержке, сколько христианам-протестантам среди политических деятелей европейских стран, принадлежавшим к движению христиан сионистов. Именно они, люди глубоко верующие в непреложность «слова Божьего», то есть в слова еврейской Торы (или Пятикнижия Моисеева, которое они называли Ветхим заветом) и в танахических пророков, с нетерпением ждали обещанного в этих книгах еврейского возрождения и начала возвращения евреев в Землю Обетованную. Их теологи вычислили по многим признакам, что время для воплощения этих пророчеств уже на пороге, и они приветствовали появление Герцля и его идею политического сионизма, то есть возвращения разбросанных по миру евреев в Сион, видя в этом явлении начало процесса осуществления пророчеств. В их сердцах не было сомнения в том, что слово Бога вечно и неотменяемо, а значит, Синайское откровение и Союз, заключенный Богом с еврейским народом при даровании Торы, «работает» во все времена, и Он выполнит Свои обещания.

Среди ведущих британских политиков было немало людей, придерживавшихся этой идеологии, в частности, лорд Артур Бальфур и Ллойд Джордж, что привело к появлению знаменитой Декларации Бальфура и поддержке Британией идеи создания еврейского национального дома в Палестине (как назвали Эрец Исраэль – Землю Израиля римляне после разгрома последнего иудейского восстания, уничтожения Храма и разрушения Иерусалима).

В те времена классическое образование, которое получали политические деятели, подразумевало серьезное изучение истории, поэтому не было нужды доказывать, что разбросанные по всему свету евреи являются прямыми потомками тех, кто был изгнан римлянами из своей родовой земли, пребывающей с тех пор в запустении. Не было нужды доказывать, что ни один народ с момента изгнания евреев не претендовал на эту землю как на свою и не пытался создать там свое государство. Все это были общеизвестные исторические факты, которые нашли отражение в Декларации Бальфура. Поэтому, когда Британии был предоставлен мандат на управление Палестиной, цель создания на Святой Земле «еврейского национального дома» (в терминологии Мандата) мало у кого могла вызвать обоснованные возражения.

Однако в британской политике имелась и другая идеологическая линия, которая была широко представлена в Министерстве колоний. Чиновники и дипломаты так называемой Каиро-Хартумской школы были полны решимости не допустить создания в Палестине еврейского национального государства, так как это противоречило бы планам создания на Ближнем Востоке конгломерата арабских полунезависимых государств, которые существовали бы под эгидой Британии и могли бы впоследствии быть легко включены в любое более крупное над-национальное образование.

Именно представители этой школы, занимавшие ключевые посты в британской мандатной администрации в Палестине, использовали свою власть для того, чтобы не допустить еврейскую иммиграцию в Эрец Исраэль и одновременно инициировали приток большого количества арабов – с целью создания неблагоприятной для евреев демографической ситуации. Лишив, таким образом, европейских евреев единственной возможности для спасения, эти британские представители стали соучастниками уничтожения трети еврейского народа в пламени Холокоста. Тем самым, они «перегнули палку», и общественное мнение временно качнулось в пользу евреев. Потрясение, которое вызвала Катастрофа европейского еврейства в сознании людей, дала временное преимущество в политической борьбе сторонникам создания еврейского государства. Одновременно, преступление нацистов против еврейского народа использовали различные государства-интересанты, которые полагали, что, поддержав создание еврейского государства, сумеют потеснить своих политических конкурентов и захватить влияние в Ближневосточном регионе. В результате решение о создании еврейского государства было принято в ООН – в том самом международном органе (втором воплощении Лиги наций), который был создан как главный инструмент для продвижения плана глобалистов и формирования международной политики в направлении создания «нового мирового порядка» или единого мирового правительства. В этом свете неудивительно, что многие сторонники создания единого мирового правительства открыто называют создание Израиля «исторической ошибкой», а та же ООН почти сразу после принятия исторического решения принялась за исправление этой «ошибки». Именно поэтому антиизраильские резолюции составляют львиную долю «продукции» ООН, и наблюдение за деятельностью этой организации заставляет заподозрить, что «отмена» Израиля является одной из ее главных задач.

Что касается самих евреев, то среди них с момента появления на исторической сцене политического сионизма существовали свои собственные разногласия относительно будущего государства. Для тех, кто пронес через века изгнания еврейскую традицию и учение, слово «сионизм» могло иметь лишь одно значение: возвращение еврейского народа в Сион, в Землю Обетованную, которая была дана евреям Всевышним на Синае в пакетной сделке вместе с законом – Торой. Синайский Договор создал неразрывный треугольник: Тора Израиля - Земля Израиля - народ Израиля. Иначе говоря, Земля была дана народу, чтобы служить на ней Всевышнему в соответствии с Торой. Именно об этом с тоской и болью молились евреи три раза в день на протяжении почти двух тысяч лет, об этом мечтали, ценой жизни расплачиваясь за отказ переходить в другие религии, за это умирали с последними словами «Слушай, Израиль, Господь Бог твой Бог Единый». И для подготовки к возвращению народа в Сион уже в 18 в. ученики Виленского гаона и последователи Баал-Шем-Това ехали в находившуюся под властью Оттоманской империи Палестину выкупать и заселять Землю. С этой точки зрения, политический сионизм как движение, целью которого было создание современного государства, где евреи могли бы стать «народом как все», выглядел совершенным абсурдом. Традиционные евреи видели в этом путь к неизбежной ассимиляции на всенародном уровне и противились ему.

Отошедшие от традиции евреи, напротив, видели в политическом сионизме возможность уйти от погромов и антисемитизма при помощи той модели, которая была в тот период очень популярна в Европе: национальная независимость. Построим свое государство на своей земле и будем жить, как все народы. Однако в этой модели имелось внутреннее противоречие: знание о том, что эта Земля была дана евреям, пришло из Торы, где сообщалось также о Законе, по которому должны жить евреи. Но ассимилированные евреи России (а именно они составили большинство среди первых трех волн репатриации в Палестину в рамках осуществления идеи политического сионизма) были больше пронизаны идеями построения социалистического общества и интернационального братства, чем еврейского государства, и видели в традиционных евреях «пыль истории», которую следовало «отряхнуть со своих ног».

Именно тогда в фундамент будущего государства были заложены противоречия, превратившиеся в бомбу замедленного действия.

Еврейское государство было создано не на базе еврейского закона, а на основе правовой системы, в которой были перемешаны законы, оставшиеся здесь после веков правления Оттоманской империи и сменившего ее Британского мандата. Государство было заявлено еврейским, но при этом было законодательно закреплено всеобщее политическое равенство, независимо не только от национальной и религиозной принадлежности гражданина, но и от его лояльности государству. Между тем, с провозглашением государства в 1948 г. гражданство было автоматически предоставлено всем, кто жил в тот момент на территории Британского мандата и обладал навязанным ранее британцами палестинским гражданством. Едва ли можно было ожидать лояльности еврейскому государству со стороны арабов, которые противились его созданию и с нетерпением ожидали его неминуемого уничтожения.

Конституция, которая, в соответствии с Декларацией независимости, должна была быть принята в течение полугода после провозглашения государства, так и не была выработана, вследствие чего еврейский характер Израиля так и не был никогда юридически закреплен в качестве высшего государственного принципа.

Стихийно сложившаяся избирательная система, которая не была представлена на обсуждение и одобрение народа, лишила народ прямого представительства в законодательном органе (Кнессете), превратив израильскую формально демократическую систему правления в систему «дележки влиятельных должностей и государственного бюджета», по определению первого премьер-министра Давида Бен-Гуриона. В результате депутаты Кнессета, избираемые гуртом, по жестким партийным спискам, порядок мест в которых избирателям неподвластен, не только свободны от личной ответственности перед избирателями, но и лишены их реальной поддержки, а значит, и реальной власти.

Низкий электоральный барьер способствует бесконечному множеству партий, а система формирования правительств из членов Кнессета приводит к тому, что правительство состоит из противоборствующих партийных боссов, стремящихся на протяжении всей каденции (недолгой, как правило) подсидеть друг друга. О каком уж тут государственном мышлении может идти речь?!

Безвластный Кнессет не может противостоять узурпации законодательной власти Верховным судом, члены которого назначаются без обсуждения и утверждения их кандидатур законодателями. Это еще более урезает властные полномочия Кнессета, который превращается в орган для формального одобрения решений правительства.

Ситуация усугубляется тем, что население делится не только на евреев и арабов (чем дальше, тем более откровенно враждебных к Израилю, но тем не менее, на равных представленных в Кнессете). В последние полтора-два десятилетия заметно вырос процент самых разнообразных иммигрантов, которых привлекает современный, экономически развитый Израиль, где они всеми правдами и неправдами добиваются получения гражданства и сопутствующих ему избирательных прав. Евреи также делятся на множество секторов - по религиозному, этническому, идеологическому и по всевозможным другим принципам. Каждая из этих групп стремится быть представленной в Кнессете, ошибочно полагая, что так она получит социальную защиту и политическое влияние. Действующая избирательная система позволяет любому желающему прорваться в Кнессет, выделив некую группу населения, определив ее по какому-то произвольно избранному признаку и призвав людей голосовать за него и зарегистрированную им партию. Это может быть партия водителей такси, сторонников легализации казино, любителей марихуаны, защитников прав мужчин или что угодно еще… (Это не преувеличение – все названные партии уже баллотировались в Кнессет.)

Ситуация усугубляется тем, что деньги на предвыборную кампанию все кандидаты в Кнессет пытаются добыть заграницей, что делает их уязвимыми и беззащитными перед иностранными влияниями. Отсюда до предательства интересов страны - один маленький шаг. Возможно, с такой системой правления страна могла бы еще долго существовать, если бы она была расположена на далеком острове в каком-нибудь океане. Но ситуация Израиля иная.

С одной стороны, арабо-мусульманское окружение, для которого уничтожение Израиля является религиозно-идеологическим императивом. Причин для этого у мусульман, как минимум, две. Во-первых, Израиль самим фактом своего существования доказывает истинность Торы и танахических пророчеств и лишает легитимации все претензии мусульман на то, что ислам, как более поздняя религия, является последним откровением Аллаха, который, может, раньше евреев и признавал, но потом от них отвернулся. Во-вторых, Израиль, по своей сути, законам и отношению к своей Торе, не является еврейским государством и все более открыто в лице своей политической верхушки заявляет о своем стремлении стать государством «всех его граждан». Для мусульман, которые взаимоотношения с Богом принимают всерьез, это означает, что государство Израиль больше не может претендовать на защиту своего Бога, а является просто одним из государств западного типа, подлежащих включению в возрождаемый исламский халифат.

С другой стороны, воротилы международной политики, полагают, что, позволив мусульманам объединить под своей пятой весь мир, они затем создадут единое мировое правительство под своей властью. Для них уничтожение Израиля является не менее серьезным императивом, так как Израиль, при всех своих значительных политических и идеологических изъянах, пока что остается единственным государством в западном мире, народ которого не соглашается открыть свои границы с соседями и заявить, что его религия равноценна религии соседей. В Израиле не только все еще сохраняется здоровое национальное большинство, но это большинство и быстро растет в процентном отношении, так как религиозные евреи являются единственной группой населения с высоким уровнем рождаемости.

Безусловно, в таких условиях существующая в Израиле политическая система является разрушающим фактором, так как фрагментирует народ и стравливает между собой различные социальные группы вместо того, чтобы сплачивать их перед лицом внешнего врага. Но одновременно с этим, доводя свои изъяны до абсурда, эта система делает очевидной невозможность существования Израиля без идеологической цели и без соответствующей этой цели избирательной системы и системы правления.

Как это ни парадоксально звучит, крохотное еврейское государство стоит на пути двух смертельно опасных тенденций современного мира: мусульманское наступление на западную, иудео-христианскую цивилизацию с подчинением всего мира законам шариата и стремление глобалистов к уничтожению национальных государств (по сути – вторая попытка построения Вавилонской башни) с подчинением всего мира диктатуре социалистического типа.

Противостояние обеим этим угрозам требует сохранения независимости национальных государств, национальных культур, национальной самобытности народов. Еврейское государство являет собой пример стойкости, выдерживая давление и напор всех темных сил мира. Сегодня от выживания еврейского государства зависит судьба всей западной цивилизации.

27.03.2011

Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.