Нищета демократии

Фото: Илюстрация

Автор: Белла Карп

Вспомним, что в Декларации Независимости государство Израиль заявлено как Еврейское и Демократическое. И эти два понятия последующие 11 лет со дня провозглашения декларации худо-бедно уживались друг с другом.

Демократы,  Израиль,  размежевание,  Судебная власть,  Традиция

27.02.2021

Если не я за себя, то кто за меня?

Если же я только за себя, то что я?

И если не теперь, то когда?

Рабан Гилель . Пиркей Авот.

Итак, на скамье подсудимых Её Величество Демократия. Конечно, уже само заглавие статьи, обесценивающее эту защитницу человечества от тирании и тоталитаризма и определяющей престижность страны Израиль, как оплота демократии на Ближнем Востоке, способно вызвать целую гамму негативных эмоций от недоумения до негодования. А уж свергнуть этого современного идола с пьедестала справедливости и непогрешимости на скамью подсудимых может вызвать шок. 

Поэтому я предлагаю слабонервных покинуть зал суда, а оставшихся, отключив привычные эмоции, включить здравомыслие и быть готовым к тому, что никаких смягчающих обстоятельств не будет. Не будет у демократии и адвокатов, т.к. какой адвокат возьмётся защищать демократию, которая своим демократическим путём ведёт население на выборы 4 раза в год?

Вспомним, что в Декларации Независимости государство Израиль заявлено как Еврейское и Демократическое. И эти два понятия последующие 11 лет со дня провозглашения декларации худо-бедно уживались друг с другом. Худом было, конечно, то наступление на религиозность евреев, прибывших из арабских стран, и их дискриминация. Но эта позорная страница истории в то время затушёвывалась той созидательной, напряжённой жизнью, которой жила страна. Необходимость защищать молодое государство, принять массы репатриантов, накормить их, построить жильё, создавать инфраструктуру – отодвигали другие проблемы на задний план. А душевный подъём от воплощения идей сионизма, опасность, исходящая от соседей, создавали чувство национального единства.

Положение круто изменилось после победы в войне за независимость 1967 года, когда Израиль из Жертвы превратился в Победителя. А для левых еврей-победитель – это оккупант, присвоивший незаконное, виновный в страданиях другого народа. И потому, поделившись с этим народом территорией, он избежит ответных агрессивных действий и обретёт мир. И этой «идеологией мира», владея всеми СМИ, левые отравляли народ все последующие 15 лет. Сопровождалось это наступлением на религиозные ценности и на поселенчество.

Так, газета «Едиот Ахаранот» от 2 июня 1986 года писала о принятии Кнессетом решения, запрещающим раввинам выступать в светских школах с призывом к возвращению к Иудаизму. Эта же газета от 21 июня 1984 года сообщала о приговоре, вынесенном раввину, главе ешивы Яд Рамбам, с осуждением его на 3 месяца за разгон собрания миссионеров, т.е. в защиту ценностей Иудаизма. А министр связи Шуламит Алони, объявив поселения Иудеи и Самарии незаконными, таким же неправомочным считала тот факт, что 1500 солдат должны охранять 49 семей в Хевроне. Ей вторил Ицхак Рабин, называя поселенцев обузой для безопасности страны.

Такая «стратегия мира» завершилась соглашением в Осло, преступность которого стала очевидной, но демократию, впрочем, вполне устраивало. Оказалось, что с точки зрения демократии перевес в один голос достаточен для сдачи врагу 5 городов, а за мотивы волеизъявления народа и их последствия демократия ответственности не несёт.  

Этими последствиями было то, что уже в первые два года после соглашения число жертв террора увеличилось в 3 раза, а в разразившейся затем в сентябре 2000 года интифаде арабы совершили 19 000 терактов, в результате которых погибли 1126 израильских граждан и тысячи были ранены. 

Ущербность демократии, неспособность обеспечить защиту интересов меньшинства и ограничить волеизъявления большинства моральными критериями хорошо иллюстрирует исторический факт, который, думаю, стоит привести.

Произошло это 130 лет назад. 3 английских моряка вышли в открытое море, сбились с курса и оказались отрезанными от всего мира. Через 16 дней стало ясно, что всем троим грозит умереть голодной смертью. И тогда, демократическим большинством двое решили убить и съесть третьего, что и было сделано. А спустя 4 дня к ним приблизился корабль, моряков спасли и отдали под суд, который приговорил их к смертной казни (впоследствии приговор пересмотрели и заменили длительным сроком заключения).

Так демократия осудила саму себя, приняв прямо противоположные решения для одного и того же факта.

Возвращаясь в свои палестины, а именно, в Кирьят Арба, в пресс-релизе, опубликованном штабом поселенцев и касающийся судьбы поселенцев Иудеи, Самарии и Голан, фигурирует уже второй такой же случай. 5 моряков вышли в открытое море, кончилась еда и подавляющим большинством голосов четверо против одного решили сделать то же самое, что было сделано английскими моряками 130 лет назад. С этим документом штаб поселенцев обратился к политическим деятелям западной демократии и на его вопрос «каковы границы того, что позволено демократическому большинству? Позволено ли ему в пользу себя съесть меньшинство?» - ответ был однозначен – «Нет!». Ибо один из принципов демократии – это защита прав меньшинства.

Однако, и в последующие после этого вердикта годы и до настоящего времени нарушение этого принципа совершалось неоднократно. С особой жестокостью он был растоптан при изгнании евреев из Гуш Катиф. 

Эта трагедия настолько ясно и беспощадно разоблачает немощность демократии, ведущую к преступлению, и соответствует теме этой статьи, что показалось необходимым напомнить об этом подробно.

На выборах в январе 2003 Шарон и партии-противники размежевания одержали внушительную победу, получив 84 мандата, т.е. 70% мест в Кнессете. Но уже в октябре 2004 года на заседании в Кнессете 67% проголосовало за размежевание. Произошло это потому, что Шарон, изменив свою позицию, заставил депутатов от Ликуда под угрозой увольнения с министерских постов поддержать его платформу, проголосовать за размежевание. И 23 депутата из Ликуда, предав волю избирателей и принципы предвыборной платформы, предпочли им свои министерские кресла и подчинились шароновскому диктату. Среди них были и Лимор Ливнат, и Сильван Шалом, и Цахи Анегби, и др. К предательской позиции Шарона присоединилась и партия Яадут-а-Тора, продавшая поселенцев за 300 миллионов шекелей, обещанных ей для нужд образования.

Так, вполне демократическим путём, с перевесом 67 против 45 голосов был произведён первый в истории еврейский погром, совершенный самими евреями, разрушивший жизни 8 000 поселенцев, результаты их 30-летнего труда и превративший их в безработных и бездомных беженцев.

Но демократию это не волновало. Её устраивало волеизъявление большинства без анализа его мотивов, которыми, в данном случае, были страх потери высоких должностей одними и меркантильность других.

Таким образом, во всех приведённых выше примерах обнаруживается ущербность демократии, выражающаяся, во-первых, в трудности совмещения воли большинства и интересов меньшинства, во-вторых, в игнорировании нравственных и моральных критериев в мотивации сделанного выбора. 

Несовершенство демократии отмечали и многие западные политики-демократы, приводя в своих высказываниях известную цитату Черчилля «Демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных». 

Но Уинстон Черчилль, к сожалению, не был евреем.  Будь он им, он бы, конечно, знал, что существует высший, вечный, неизменный и абсолютный Закон. И этот закон – Божественная Тора. И при её использовании все приведённые выше противоречия были бы преодолены.

Например, для принятия воли большинства является повеление Торы «Не следуй за большинством назло и не отзывайся в тяжбе, кривя судом, лишь бы склониться к большинству» (Шмот 30:2). Так Тора ограничивала свободу волеизъявления возможностью совершить зло. Следуя этому, мы не допустили бы ни ословских соглашений, ни размежевания, зло которых были очевидны ещё до голосования.

Что касается защиты прав меньшинства, то начиная с заповеди «возлюби ближнего, как самого себя», они отражены подробнейшим образом в главе «Мишпатим».

Помимо приведённых фактов нарушения демократией законов Торы с тяжелыми последствиями, могли быть приведены и другие примеры: освобождение из тюрем террористов в обмен на тела погибших; наказание тюремным заключением солдата Элиора Азария, совершенно справедливо застрелившего (с точки зрения Торы) арабского террориста и другие факты.

Каковы же возможности применения Торы в качестве основы для государственного закона сегодня? Эти возможности подсказывает сама история. 

Как известно, международное право, принятое всеми странами в международной политике, было разработано на основании закона Ноаха – составной части Торы. Разработал его в XVII известный английский юрист Джон Салден. Его трактат, посвященный этому праву, переполнен примерами применения еврейского закона в жизни народов мира. И именно это международное право явилось общей платформой, которая позволила людям разных верований, убеждений, демократам и не демократам, осудить на Нюренбергском Процессе нацистских преступников. 

Уместно вспомнить, что в XVI веке, когда была сломана власть католичества и дух нового времени особенно ощущался в Англии и Голландии, а в Англии борьба между Короной и Парламентом была особенно острой, юристы и философы обеих стран находили в Торе и учении наших мудрецов ответы на многочисленные юридические вопросы. За короткий срок возникло 12 сочинений с одним и тем же названием «Об еврейском государстве и его законах», из которых юристы и философы черпали знания и искали решения по разным вопросам. 

А когда возникали конфликты в вопросах судоходства между Голландией и Англией, то Чарльз Первый именно к Джону Салдену обратился с просьбой решить этот вопрос, исходя из его знаний Талмуда, которые были столь велики, что современники называли его главным раввином Англии, в которой в то время евреев, после их изгнания, уже не было. Результатом трудов Салдена, включающих анализ Талмуда, учения Рамбана, трактата Гитин, Шульхан Арух, стал изданный в 1635 году опус «Закрытое море», которое показало правомочность морских границ, позже получивших название территориальных вод, которым пользуются до сих пор в международной правовой системе.

Когда же монархический абсолютизм уступил место свободному рынку и будущему капитализму, и на первый план выступили денежные и экономические отношения, то те, кому были небезразличны вопросы морали, обратились к Торе. 

Можно ли равнодушно осознавать этот вопиющий парадокс: в Англии, где уже 400 лет после изгнания не было евреев, при спорных вопросах обратились к еврейским источникам и законам, а Израиль, где четверть населения религиозные и целая армия раввинов, эта страна живёт по законам английским. Не в пору ли схватиться за умную еврейскую голову и вслед за Всевышним воскликнуть «Где ты, Адам?». Ведь возможность создания еврейской конституции на основе Торы дает не только пример деятельности Джона Салдена, но и опыт выдающегося раввина, первого раввина еврейской армии обороны Моше Горена. Своей целью он считал соблюдение армией галахических законов: соблюдение субботы, соблюдение кашрута, соблюдение еврейских праздников, соблюдение законов ведение войны. 

Разработка соответствующих предписаний требовала крупно масштабных исследований религиозных источников, т.к. готовых решений Галаха не давала. Трудность того времени была в нехватке оборудования, посуды для разделения мясного и молочного, в отсутствии опыта у солдат и трудности досмотра, ибо 90% солдат были нерелигиозными. Моше Горен решительно протестовал против создания отдельных подразделений для религиозных, превращающих их в отщепенцев и дающих повод для подозрений в предвзятости отношения к одним и другим. 

И с помощью Бен Гуриона Моше Горен добился выполнения религиозных предписаний всей армией. «У нас одно государство и одна армия. Не бывать в צה'ל расколу между светскими и религиозными» - заявил Бен Гурион. И одним из первых законов в Израиле был закон о поставке кошерной пищи во все подразделения צה'ל.

Сегодня, взяв на вооружение и исторический опыт и практическую деятельность Моше Горена, необходимо приступить к разработке Закона государства (или Декларации, или Конституции), сочетающего современные условия с требованиями Торы. И это должно стать первым шагом для обеспечения еврейского характера государства.

Это и есть приговор состоявшегося здесь суда. Приговор этот – подчинение демократии Торе. 

Безотлагательность его исполнения диктуется той тупиковой ситуацией, которая сложилась в разных сферах израильской действительности. И не перстом ли Всевышнего предписана эта незамедлительность сегодняшним правительственным кризисом и учащением внеочередных выборов, их бесплодностью и бессмысленностью. Не является ли его подсказкой то, что «как друзья вы не садитесь, всё в музыканты не годитесь». Поймём ли мы это? 

Ведь только став на путь еврейского закона, мы ощутим наше национальное достоинство, нашу национальную гордость, нашу избранность и наше право на землю Эрец Исраэль в границах, указанных Торой. А уважая себя – заставим уважать нас и наших противников.

И если не сейчас, то когда?


Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.