Как здорово, что сохранились протоколы

Фото: Илюстрация

Автор: Амит Сегал

Да, может быть преследование со стороны системы, хотя это и плод воображения. Но может сложиться ситуация, когда есть заговор, с целью отстранения от должности избранного народом действующего премьер-министра.

Судебная власть

06.04.2021

Холодным зимним февральским утром ​​ 2001 года собрался в комнате  конституционный комитет Кнессета.

Были там будущие министры юстиции Лапид (от переводчика:Томи Лапид, отец Яира Лапида) и Ципи Ливни, бывшие и будущие министры Узи Ландау и Амнон Рубинштейн и обыкновенный член Кнессета Реувен Ривлин.

Обсуждали параграф  Основного закона, тот самый, формулировка которого сегодня находится в центре общественных и кажется даже  конституционных дебатов: Могут ли юристы отстранить от должности премьер-министра, против которого  предъявлено обвинение. 

Они еще не знали тогда что такое дело 2000, Мандельблит был заместителем военного прокурора, а Шауль Алович продавал цветные телефоны фирмы Nokia. Происходило это еще до того, как все стало  раскрашено в цвета Биби-неБиби, и спор был  принципиальный, позволить ли премьер-министру, уже  осужденному  областным судом, оставаться на своем посту.

«Очень важный вопрос», вздохнул Рубинштейн. Томи Лапид спросил: «Зачем давать Кнессету право оставлять на посту человека, осужденного  в совершении преступления?»

- Затем, что это не окончательный приговор», ответил Рубинштейн, а юридический советник продолжила: «Мы не хотим, чтобы суд мог увольнять премьер-министра автоматически».

Потом выступил Ривлин, тогда обычный член Кнессета, и заметил с  сарказмом: «Может быть, мы живем во времена, когда сильные духом смогут решать все за Кнессет, подпрыгивать, когда они захотят, нападать, когда  захотят. Но для соблюдения равновесия Кнессет должен быть сувереннным, и мы не должны отклоняться от этого курса ни на шаг. Иначе, у нас будут юридические советники, которые в силу своих интеллектуальных способностей будут определять, что разрешено, а что запрещено».

Ривлин заседал в комисси как член Кнессета, тогда как за неделю до этого против него  было целеноправлено  возбуждено беспочвенное расследование, которое помешало его назначению министром юстиции.

Тогда Томи Лапид сказал ему: «Вы под влиянием того, что  с вами  произошло,  вы  не можете судить о  политической жизни через призму  причиненной вам несправедливости».  «Я как раз справился», ответил Ривлин.

Но Томи Лапид настаивал: «А мораль, вы думаете, что человек которого Верховный суд признает преступником, может быть премьер-министром Израиля? "

Остальные присутствующие ответили вместо Ривлина: «В этой комнате, сказал член Кнессета Мухаммад Бараке,  нет разногласий  по этому вопросу, и ответ - нет. Но с другой стороны, цель закона - укрепить парламентаризм, и невозможно  подвергать сомнению  основную цель закона».

Узи Ландау добавил: «Было бы серьезной ошибкой, если бы Кнессет сам добровольно отказался от своего суверенитета».

"Похоже, здесь происходит важный спор, который  будет стоять за многими судебными процессами в этой стране, то есть баланс между парламентом и судом», догодался и размышлял  "про себя" Томи Лапид.

 «Вы не понимаете, ответил ему  Ривлин, ведь может быть преследование».

«Со стороны Верховного суда?» спросил его с удивлением Лапид, и получил ответ:

«Да, может быть преследование  со стороны системы, хотя это и плод воображения. Но может сложиться ситуация, когда есть заговор, с целью отстранения от должности избранного народом действующего премьер-министра. Давайте подумаем о том государстве Израиль, которое будет и  после того, как мы выйдем на пенсию. Возможна ситуация преследования премьер-министра».

Если люди, которые не были избраны, не выдержали испытания электоратом, их не выбрал народ, они могут прийти и сказать - « этот человек не будет». Пока выяснится невиновность или вина демократически избранного человека, с ним произойдет  нечто ужасное».

Последнее предложение является решающим доказательством того, что у действующего закона есть применение, вопреки всем  предостерегающим намёками Аарона Барака, Шая Ницана и Мордехая Кремницера.

Хотя законодатели и не заглянули в гипотетический переулок под названием  право кондидата, которому предъявлено  обвинение, формировать правительство, очевидно, каково было их мнение по этому вопросу. Они внесли поправки в закон с четким намерением: Помешать одному человеку, судье, и уж тем более юридическому советнику, аннулировать результаты политического выбора миллионов избирателей.

И если закон применим  по отношению к осужденному премьеру, то разумеется он применим и в отношении к кандидату, которому только предьявлено обвинение.

Какая удача, что сохранились протоколы,  потому что в то хмурое утро ни один журналист не осветил это заседание.

Ведь обвинение против премьер-министра было тогда вопросом гипотетическим, СМИ это никогда не было  интересно."


Перевод: Тали Цион

Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.