Трагедия правых повторяется именно тогда, когда они находятся на пике своей силы

Фото: Илюстрация

Автор: Лимор Самимиан-Дараш

Как Либерман до Ямины и как Кахлон до Либермана: переход с правого фланга в центр — это, в конечном счете, оппортунистическая тактика, скоростная трасса к вожделенной должности вместо долгого пути, который потребовался бы политику, не отказавшемуся от своих взглядов. Выигрыш — личный. Трагедия — общенациональная.

Выборы,  Либерман,  Нетаниягу,  Израиль,  Беннет

22.12.2020

На прошлой неделе в правом лагере разразилась буря: из слов члена Кнессета Матана Каана стало ясно, что Ямина не отвергает возможности создания правительства с Мерец после выборов.

То, что он сказал после этого, было не менее показательным, но на это не обратили должного внимания: «В любом случае в ближайшие четыре года нет шанса осуществить политическую мечту правого лагеря».

Даже если эти слова были сказаны на фоне обозначающейся победы Байдена в США, они всё равно вызывают немалое изумление.

Приход президента-демократа в Белый Дом означает, что правая идеология должна добровольно подрезать себе крылья на четыре года? Иран тоже будет ждать четыре года, пока правый лагерь очнется? А что будет тем временем на «палестинском фронте»? Всем ясно, что идеологического вакуума не существует.

Однако это высказывание свидетельствует не только о слабости убеждений, преждевременной капитуляции и соглашательстве, явно противопоказанном лидерству. Если его рассматривать в одном контексте со знаменитой телефонной беседой Айелет Шакед с Хаимом Сабаном, картина проясняется.

Ямину, по-видимому, не беспокоит, что новая администрация будет видеть реальность в области политики и безопасности иначе, чем ее видит правый лагерь в Израиле. Более того, Ямина усматривает здесь свой шанс.

Изменение американской политики для Ямины — хороший предлог и удачный момент, позволяющий отдалиться от национальной идеологии и заниматься «только короной». А если пандемия вскоре прекратится? Таков новый предлог для продления «дрейфа» партии к центру — как минимум, на четыре года.

Трагедия в том, что мы уже участвовали в постановках по этому сценарию. Последние годы на всех выборах именно правые партии изменяли соотношение сил, «откладывая в сторону» национальную идеологию и стремление к управляемости государства ради временного пребывания в пространстве, называемом «центр».

Как Либерман до Ямины и как Кахлон до Либермана: переход с правого фланга в центр — это, в конечном счете, оппортунистическая тактика, скоростная трасса к вожделенной должности вместо долгого пути, который потребовался бы политику, не отказавшемуся от своих взглядов. Выигрыш — личный. Трагедия — общенациональная.

Шарон, политическая сила которого составляла 40 мандатов (вместе с «Исраэль ба-алия»), украл голоса избирателей Ликуда и перевел их в центр ради собственной «этрогизации». Кахлон, еще один политик, несомненно, принадлежащий к правому лагерю, с десятью мандатами, полученными от правых избирателей, можно сказать, собою закрыл любую возможность изменений в сфере государственной управляемости (governability, משילות).

Либерман, презентовавший себя ястребом в вопросах безопасности, без колебаний использовал свою политическую силу, чтобы не допустить формирования правого правительства — три раза подряд. Политическая перверсия становится привычным, повторяющимся образом действия.

Только сегодня это может оказаться особенно болезненным. Сегодня, когда граждане Израиля, наконец, осознали проблему отсутствия реального разделения властей, увидели недопустимо широкие полномочия, которые сосредоточил в своих руках Высший Суд Справедливости, и опасность неконтролируемой мощи Прокуратуры. Сейчас, когда мы почувствовали, как меняется мировая политическая парадигма в отношении Израиля и что такое настоящий мир; когда кольцо стратегического союза сжимается вокруг Ирана, — именно сейчас упасть в объятия левых?

В прошлом правые партии приводили к обрушению правых правительств — и цена была непомерно высока. Но тогда хотя бы сущность процесса была «идеалистической», ценностной. Последнее десятилетие избиратели склоняются вправо, левый лагерь сужается и не может победить на выборах. Но правые партии одна за другой «дрейфуют» к центру, и это, хоть и не гарантирует левому лагерю саму власть, предотвращает формирование действительно правого правительства.

Перевод: Ариэла Яннай

Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.