Почему я считаю Осло преступлением
Сегодня все бывшие соучастники Преступления Осло, как один, являются сторонниками создания палестинского государства.
27.05.2021 // Йорам Шефтель
Почему я считаю Осло преступлением
Фото: Илюстрация

Сегодня все бывшие соучастники Преступления Осло, как один, являются сторонниками создания палестинского государства. Даже после полного краха предприятия, задуманного «чтобы предотвратить создание палестинского государства», израильские левые продолжают лоббировать создание палестинского государства к западу от Иордана.

Арабо Израильский конфликт // Арафат // Соглашения Осло // Ицхак Рабин

Сегодняшняя наша передача посвящена теме «Преступлению Осло». Я думал, что хватит одной передачи, но, когда составил тезисы своего выступления, понял, что их понадобится две.

Сначала, давайте дадим определение — что такое «Преступление Осло». Данное преступление является единым целым, но состоящим из следующих нескольких частей.

Во-первых — основа основ этого преступления — это ввод и мобилизация десятков тысяч убийц и террористов в сердце Эрец-Исраэль под видом «палестинской полиции». Полиция, как известно, это организация, обеспечивающая законность и порядок на определенной территории. «Полицейские» были введены вооруженными на территорию Эрец-Исраэль, а те, кто мобилизован из числа местных арабов, тоже получили оружие — все это с ведома и санкции Правительства Государства Израиль.

Другим составляющим «преступления Осло» является создание террористического правительства во главе с одним из самых отвратительных убийц после Гитлера (да сотрется имя его и память о нем) в самом сердце Эрец-Исраэль… То, что это «правительство террора» выяснилось сразу же после его создания.

Теперь о результатах: сотни израильтян погибли между 1994 (когда арафатовские убийцы стали прибывать в Эрец-Исраэль) и 2000 годом. Я намеренно остановился на 2000 году, т.к. это годы «Соглашения Осло», но не годы «Войны Осло», которая началась осенью 2000 года. Итак, за годы «Соглашения Осло»(1994-2000) — погибли сотни израильтян В РЕЗУЛЬТАТЕ того, что «правительство Арафата» не только не препятствовало террору, но поддерживало его всеми возможными способами.

«Война Осло», начавшаяся осенью 2000 года как прямой результат «преступления Осло», стало пиком массовых убийств евреев в Эрец-Исраэль, причем большинство жертв находились ВНЕ территорий Иудеи, Самарии и Газы… Почему стали возможны эти беспрецедентные по жестокости и количествам жертв теракты? Только как прямой результат «преступления Осло», т.к. до Осло ни один израильтянин не стал жертвой террориста-смертника — и это неслучайно. Для организации теракта в Центре Страны с участием смертника необходима целая ИНФРАСТРУКТУРА террора. Однако, она не могла быть создана на территории Эрец-Исраэль пока вся территория Эрец-Исраэль была под контролем ЦАХАЛа и пока на территории Эрец-Исраэль не было иной – ВРАЖДЕБНОЙ (и это был ясно с самого начала) — власти, позволившей создать инфраструктуру террора. Последующие события это подтвердили.

Да, к великому сожалению, в сердце нашей Страны все еще существует арабское вражеское суверенное образование, занимая примерно 40% от территории Иудеи и Самарии. Однако, после операции «Защитная стена», ситуация изменилась — и не только и не сколько потому, что террор серьезно в этой операции пострадал (террор всегда может быстро прийти в себя). Причина резкого снижения террора после «Защитной стены» (террор самоубийц, можно сказать, уничтожен) заключается в том, что ЦАХАЛ вернул себе контроль над всей территорией Иудеи и Самарии, кроме крупных городов и предотвращает теракты. Не т.н. «палестинская полиция», а ЦАХАЛ. Когда произошло убийство семьи Фогель, «палестинская полиция» прятала убийц и только благодаря ЦАХАЛу и ШАБАКу удалось их поймать (на территории «автономии», конечно)…

Таким образом: факт, что до Осло не было терактов самоубийц, а в последние годы эти теракты почти полностью искоренены — с помощью того, что была изменена стратегия, стоявшая в основе преступления Осло, и теперь ЦАХАЛ И ТОЛЬКО ЦАХАЛ несет ответственность за безопасность на территориях Иудеи и Самарии, — этот факт неопровержимо свидетельствует, что Осло — и ничто другое — есть причина кровавой волны террора, захлестнувшей в 90-гг Израиль. И речь идет о почти 2000 израильтян, погибших от рук арабских исламистов, при постоянной моральной и материальной поддержке арафатовской «полиции».

Но речь идет не только о массовом убийстве почти 2000 израильтян. Экономика Израиля серьезно пострадала в период начиная с осени 2000 года и, как минимум, до середины 2003 года — как прямое следствие Преступления Осло, т.к. в Стране шла война — в торговых центрах, на рынках, улицах. Это показывали по ТВ всего мира. Экономика впала в кому… Экономический рост 90-х гг. (7-9%) сменился отрицательными показателями.

Но не только экономика пострадала. В обществе появились явные признаки деморализации.

Общество чувствовало (совершенно справедливо!) беспомощность. Казалось, что на этот варварский террор нет ответа и наша жизнь будет теперь постоянно находиться в руках террориста-самоубийцы.

Как продолжение Осло, сегодня мы имеем ситуацию, когда в Секторе Газы, где операция «Защитная стена» не проводилась, существует террористическое образование, держащее на прицеле своих ракет около миллиона израильтян.

Прямым следствием Преступления Осло являются уступки, сделанные правительством Барака в 2000 году в Кэмп-Дэвиде и других, последовавших за Кэмп-Дэвидом, встречах. Напомню — Барак уступил Арафату все святыни Израиля (в т.ч. Храмовую Гору), за исключением Котеля. Все это — результат созданной в 1993 году скользкой политической наклонной траектории. Созданной специально, с умыслом.

Преступление Осло привело к депортации тысяч евреев из Гуш-Катифа, Северной части сектора Газы и Северной Самарии. Карта «автономии» в Секторе Газы, в результате которой Гуш-Катиф оказался изолирован, а пути к нему стали объектом постоянных нападений, — была создана в 1993 году. Четыре ишува в Северной Самарии были уничтожены для того, чтобы показать — у Израиля нет намерения вечного присутствия в Иудее и Самарии.

Депортация привела ХАМАС к власти в Газе.

Все, что я сейчас перечисляю — это части единого целого, под названием «Преступление Осло» — самое страшное из всех преступлений, совершенных против еврейского народа со времен Шоа.

Чтобы понять это Преступление, нам надо изучить фон, на котором оно задумывалось и совершалось. В декабре 1987 года началась волна арабского террора в Иудее, Самарии и Газе. Это была так называемая «интифада» — называемая арабским врагом и его прислужниками в израильской политике и СМИ. И таких было немало.

Министром обороны во время этой волны террора был Ицхак Рабин. В Израиле было Правительство Национального Единства. Это не было «ротационное» правительство. «Ликуд» на выборах 88-го года получил 40 мандатов, «Авода» — 39, но «Ликуд» мог сформировать правительство и без «Аводы» — «правый блок» составлял 65 мандатов. Однако, «Авода» согласилась вступить в коалицию без «ротации», существовавшей в 1984-88 гг.

За два года, пока Рабин был министром обороны(1988-90), ничего не было сделано для обуздания арабского террора на «территориях». Не было даже отдано такого приказа армии, хотя армия могла это сделать (и потом сделала, о чем речь впереди)! И вот, после «вонючего трюка» — так Рабин назвал неудачную попытку Переса захватить власть в стране без выборов летом 1990 года (хотя Рабин был полноправным участником этого трюка на всем его протяжении) — когда Рабин был удален из министерства обороны и в Израиле появилось Национальное Правительство без «Аводы», — министром обороны стал Моше Аренс. Освободившись от «левых», Шамир и Аренс решили уничтожить эту волну арабского террора. И действительно, это было сделано менее чем за один год — благодаря активным действиям ЦАХАЛа (блок-посты, рейды и т.д. и т.п.).

Параллельно с этим, летом 1990 года Саддам Хуссейн вторгся в Кувейт. Едва ли не одним из первых, кто аплодировал Саддаму, был Арафат. Все мы знаем, чем закончилась Война в Заливе. Для Арафата война закончилась полным политическим бойкотом. У него не оставалось союзников, за исключением разваливающегося «Восточного блока» — по сути оставался только один друг — СССР.

Но это было проблемой не только Арафата, но и 250 тыс. «палестинцев», которые жили припеваючи в Кувейте, но при первой же возможности сразу предали народ Кувейта ради Саддама. После освобождения Кувейта весь этот сброд был изгнан из Кувейта. «Лицо поколения подобно лицу собаки» — совершенно неслучайно, что Арафат возглавлял «палестинцев». Они стоят друг друга…

Итак, перед нами следующая ситуация:

1) Террор подавлен — в военном смысле;

2) В политическом аспекте — Арафат находится в самом ужасном положении за всю свою жизнь;

Одновременно, начинается процесс под названием «Мадрид». Мадрид — это победа Ицхака Шамира, который не поддался прессингу Бейкера и компании. Бейкер хотел «международной конференции» под эгидой ООН… И ООП должен был стать полноправным ее участником. Шамир отверг все эти попытки, конференция собралась без ООП. Каждая страна, которая желала послать на конференцию своего наблюдателя, должна была установить с Израилем дипломатические отношения (если таковых до этого не было). В результате — КНР и Индия, которые дипломатически бойкотировали Израиль с момента его основания, установили с нами дипотношения — Израиль впервые официально стал поддерживать дипотношения с большинством стран мира. Даже Сирия — впервые — согласилась на ведение прямых переговоров с Израилем.

Была создана «иордано-палестинская делегация» (без участия ООП), которая должна была участвовать в переговорах по урегулированию отношений в треугольнике “Иордания — палестинцы – Израиль”. Никаких упоминаний о «палестинском государстве» не было в Мадриде. Конференция собралась без «предварительных общих принципов», которые определяли, что «в рамках переговоров следует достичь соглашения о создании палестинского государства». Ничего такого в Мадриде не было и в помине. Это были переговоры без каких-либо предварительных условий — как с иордано-палестинской, так и с сирийской делегациями. Повторю, что это было выдающееся достижение Шамира…

Однако, переговоры не дали никаких результатов, тогда как время шло и приближались выборы в Кнессет 1992 года.

Во время предвыборной кампании 92-го года И.Рабин обвинил правительство Израиля (не арабов!) в неудаче «мадридского процесса», хотя Израиль всего лишь охранял свои интересы. Он пообещал, что правительство, которое он сформирует после выборов, будет вести интенсивные и непрерывные переговоры с «иордано-палестинской делегацией» (которая, еще раз напоминаю, не включала в себя никого из ООП), чтобы в течение 6-9 месяцев достичь мирного соглашения. Это было центральное предвыборное обещание Рабина в 1992 году. В части, касающейся переговоров с Сирией, Рабин продемонстрировал более ответственный подход — он сообщил избирателям, что на Голанах возможно лишь отступление «на сантиметры, не более». Здесь Рабин не обвинял Шамира в тупике, в котором оказались переговоры с Сирией.

Как мы все знаем, «Авода» победила на выборах 1992 года, хотя вместе с МЕРЕЦ у левых было всего лишь 58 мандатов. У левых не было большинства в Кнессете. Вместе с тем, национально-религиозный лагерь (все религиозные партии перед выборами обязались поддержать создание правого правительства, если от них это будет зависеть) имел 59 мандатов. Как же Рабин сумел сформировать правительство? Очень просто — через Х.Рамона он сообщил, что его коалиция будет использовать поддержку арабских партий. Эта угроза подействовала на ШАС и ее лидера, таким образом, в итоге именно ШАС обеспечила Рабину еврейское большинство. Так возникло правительство, подписавшее «Осло».

Но почему же правительство Рабина пошло на совершение «Преступления Осло»? Ведь во время предвыборной кампании Рабин отрицал возможность переговоров с ООП! Он говорил, что будет вести переговоры с иордано-палестинской делегацией «с большей гибкостью» и, как уже было сказано, заключит мирный договор с ней в течение 6-9 месяцев… Но прошло 6 месяцев, 9 месяцев, а потом и год, но договора не было. Переговоры с иордано-палестинской делегацией очутились в полном тупике.

В то же самое время, уже полгода, без разрешения и каких-либо прав на это, Бейлин и его банда вели переговоры в Осло с убийцами из ООП. На повестке дня у них был «договор», ставший впоследствии известный как «Договор Осло», страшные результаты которого мы проанализировали ранее. Так родился этот договор, который был так сконструирован, чтобы сразу же, с претворением его в жизнь, стал бы превращаться из «Договора» в «Преступление». Что и произошло. Одним из результатов «Осло», повторяю, стало убийство примерно двух тысяч израильтян. Я считаю это преступление самым ужасным из всех совершенных преступлений против евреев после Шоа.

Далее мы рассмотрим другие результаты и аспекты этого преступления.

Следующим аспектом преступления Осло», который я бы хотел обсудить, являются базовые принципы этого предполагаемого преступления (я пока что говорю «предполагаемого», т.к. я позже намерен объяснить, что “Осло” — преступление).

Основной принцип «преступления Осло» образно выразил Рабин, который, хотя и не был его инициатором и называл Осло «соглашение, полное дыр, как швейцарский сыр», но, как премьер-министр, он несет за него ответственность. Рабин сказал так: «Арафат будет воевать с ХАМАСом без БАГАЦа и ‘Бецелема’ «

Вроде бы, звучит очень и очень неплохо. Что страшного в том, что кто-нибудь еще будет воевать с хамасовским террором (бывшем, впрочем, довольно ‘детским’ до Осло, о чем мы говорили ранее…)? Но КТО будет воевать с ХАМАСом? Арафат… «Принцип ошибочен в принципе»! Это все равно, что сказать: «Я хочу, чтобы демократию в мире охраняли Сталин и Мао»… Абсурд! Принцип, обреченный на провал.

Были такие, кто считал, что наделение Арафата реальной властью над реальными людьми на реальной территории, «переделает» Арафата — в том смысле, что он получит стимул и будет бояться потерять то, что получил. Он останется ненавистником Израиля, бандитом, но страх потерять власть заставит его подавить любую попытку ХАМАСа «поднять голову»…

Опять — теория выглядит логичной. Но невозможно отделить теорию от человека. Теорию предлагалось претворять в жизнь человеку, который не представлял своего существования без террора.

Его государство — террор, смысл его жизни — террор.

Все это было сказано многими тогда, в то время, когда подготавливались и происходили те события. До того, как Арафат пришел сюда летом 1994, многие предупреждали об ошибочности этих «теорий».

Третьим принципом «Осло» был т.н. «пояс безопасности», на тот случай, если первые два принципа-теории окажутся несостоятельными.

Что нам говорили? Нам говорили так: если Арафат, которого мы вытащили из Туниса и тяжелого финансово-политического кризиса, докажет, что не соответствует нашим ожиданиям, начнется террор в Иудее, Самарии и Газе, — «мы отвезем его обратно в Тунис«!

Но намного легче наносить вред, чем потом его исправлять. Даже если те, кто проводил в жизнь это преступление, на самом деле имели в виду высылку Арафата ко всем чертям из сердца Эрец-Исраэль обратно в Тунис, они должны были понимать, что обратной дороги уже быть не может. Израиль уже не та страна, которая может пойти против всего мира.

Но, когда выяснилось, довольно быстро, что Арафат не только не собирается бороться с террором, но напротив — активно помогать ХАМАСу, предоставляя ему полную свободу действий (чего у ХАМАСа не было во время, когда ЦАХАЛ находился в Иудее, Самарии и Газе), стало понятно, что Осло не улучшило безопасность Израиля, а наоборот — серьезно ухудшило ее.

Вы понимаете — террор смертников стал возможен только благодаря Осло. Чтобы «создать смертника», надо вокруг «кандидата» создать постоянную, разветвленную инфраструктуру. Инфраструктуру, которую при власти ЦАХАЛа на территориях создать было немыслимо.

Арафат создал несколько банд (т.н. «силы безопасности автономии»), которые стали враждовать друг с другом, а сам стал выступать в роли “арбитра в законе”.

Все это стало понятно еще даже до того, как началась волна хамасовского террора.

Что было сделано вместо обещанной «отправки Арафата в Тунис»?!

«Преступники Осло» объявили нам, что жертвы массовых терактов смертников — это «жертвы мира», и что «мы не позволим экстремистам определять нашу повестку дня».

Т.е. — есть как бы «умеренный» Арафат, который потворствует террору «экстремистов»… И что Израиль делает в ответ? Не замечает роли «умеренного» Арафата! И «экстремисты» для преступников Осло, для «шерец ми-МЕРЕЦ» («мерецовских насекомых») — это «экстремисты с обеих сторон» — они ставят на одну доску Баруха Марзеля и ХАМАС!

Наше общество характеризует его «короткая память». Поэтому, почти никто из нас не помнит, как в конце 1994 года — начале 1995 года, Рабин и Перес, в своих публичных выступлениях хвалились затишьем и отсутствием «катюш» из Газы (что обещал «Ликуд», агитируя против Осло) — и вот год прошел с момента подписания Осло, а «катюш» из Газы все не было. «Операция удалась!».

Говорили Рабин и Перес еще и то, что «соглашение Осло предотвратит создание палестинского государства к западу от Иордана». Именно так!

Рабин, на открытии зимней сессии Кнессета, в речи, ставшей, к сожалению, его последним серьезным политическим выступлением, подчеркнул, что политический курс Осло — это «палестинское образование — меньше, чем государство» и занимающее территорию даже отдаленно не напоминающую «границы 1967 года». И в этой же речи он сказал, что именно Осло предотвратит создание палестинского государства, «которое бы обязательно возникло, если бы не Осло». Ни больше, ни меньше. И вот — сегодня все бывшие соучастники Преступления Осло, как один, являются сторонниками создания палестинского государства… Самое страшное, что концепция не развалилась даже после «Войны Осло», начавшейся осенью 2000 года. Даже после полного краха предприятия, задуманного «чтобы предотвратить создание палестинского государства», израильские левые продолжают лоббировать создание палестинского государства к западу от Иордана.

Более того: все те же люди (во главе с Ш.Пересом), вошедшие в правительство национального единства Шарона, возникшего в результате народного протестного голосования против концепции Осло, делали все, что от них зависело, чтобы предотвратить операцию «Защитная стена». Откладывание операции «Защитная стена» имело своим результатом более 400 убитых в терактах, произошедших в период между взрывом «Дельфинариуме» и началом «Защитной стены»…

Почему же следует говорить о «Преступлении Осло»? Почему не об «Ошибке Осло» или «Халатности Осло»?

Все обстоятельства указывают на то, что это именно ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Как я уже сказал, как только стало ясно, что «Осло» ведет к усилению террора (а это стало ясно сразу же после подписания соглашения), никто из ответственных лиц не предпринял никаких мер, из тех что были обещаны народу на случай провала. Арафата никуда не погнали.

А ведь обещали: «Что мы теряем?! Если Арафат будет вести себя хорошо — слава Богу! Не будет — так мы ничего не теряем — посадим его на самолет и отправим обратно в Тунис!» Но когда выяснилось, очень быстро выяснилось, что все пошло ко всем чертям, — не только ничего не было сделано, но напротив — «процесс» был углублен! Арафату постоянно давали еще кусок территории. Первым действием «правительства Осло» было «Газа и Йерихо — сначала». Этот опыт полностью провалился — сразу же начался террор. Какова была реакция Израиля? «Осло — 2»! И здесь невозможно сделать иной вывод, кроме того, что все разговоры «отправим его обратно в Тунис», «без БАГАЦа и Бецелема», «попробуем» и т.д. — были целенаправленной и преднамеренной ложью, с целью ввести израильтян в заблуждение…

Вывод из всего этого — следующий.

Арафата и его банду сюда привезли НЕ для того, чтобы он воевал с ХАМАСом, «без БАГАЦ и Бецелем», НЕ потому, что и вправду думали, что если «дадим ему почти государство, то у него будет что терять и он поведет себя как политик, а не как убийца». И никто не предполагал «вернуть его обратно в Тунис», если он будет плохо себя вести… Нет.

Арафат был привезен сюда с целью подготовки почвы для создания «палестинского государства». Лгут те, кто говорит, что Арафат привезен для того, чтобы «предотвратить создание палестинского государства»… Все сделано совершенно сознательно: вместе с Арафатом сюда были привезены десятки тысяч убийц, к ним добавлялись другие десятки тысяч — из числа местного населения, все они получали вооружение и снаряжение. Они стали инфраструктурой террора против Израиля, инфраструктурой, которую ХАМАС мог использовать по своему разумению, как угодно и беспрепятственно. Все это не было «аварией», «ошибкой», произошедшей вследствие некоего «развала» неких «принципов». Эта «авария» случилась именно потому, что никакие «принципы» и не думали разваливаться. Никаких «принципов» в действительности не было! А была целенаправленная ложь с целью обмануть общество, при ясном понимании, что оно, это общество, будет неизбежно подвержено беспрецедентной волне страшного террора.

Роль израильских левых во всей этой истории отвратительна до невозможности. Они потеряли все свое «халуцианство», весь свой патриотизм и чувство необходимости служить народу. Этот процесс потихоньку начался в 1967 году и достиг апогея после потери ими власти. Потеряв власть, они, поняв, что это всерьез и надолго, потеряли всякий интерес к Израилю, т.к. Израиль стал государством, в котором они не правят. Ведь левые не признают демократию. Власти в демократической стране им мало — им нужна «гегемония пролетариата (она же — ‘бюрократы МАПАЙ’)». А когда было потеряно все — и гегемония и просто власть — им стал безразличен «израильский проект». Поэтому, главной целью левых стало создание «палестинского государства» к Западу от Иордана, и поэтому было совершено отвратительное преступление под названием «Осло», опять же — при ясном понимании неминуемых и кровавых его результатов для Страны. Все сделано специально, хладнокровно, результаты были ожидаемы — и все же, было решено предпринять этот шаг. И вот эта комбинация — между серьезностью результатов этого шага и его целенаправленностью — и есть то, что я называю «Преступление Осло», самое страшное преступление, совершенное против евреев после Шоа.

И еще были у этого преступления «отягчающие обстоятельства».

1) После того, как в 1994-95 гг. выяснилось, что соглашение «накрылось», начался беспрецедентный (по силе и методам) террор, инициаторы и исполнители «Преступления Осло» пошли ва-банк — еще левее! После убийства Рабина стали не просто говорить «нет другого выхода», но начали активно и открыто действовать в направлении создания «палестинского государства»…

2) Упорный отказ левых сегодня признать свои ошибки и попросить прощения у Народа Израиля, пойти в дома жертв, преклонить колени и повиниться.

Ясно, почему они этого не делают — они тогда полностью исчезнут с политической карты Страны…

ТРАНСКРИПЦИЯ ПЕРЕДАЧИ ПО РАДИО «103FM». ТЕЛЬ-АВИВ
ПЕРЕВОД С ИВРИТА (С СОКРАЩЕНИЯМИ)
Новые публикации
Опрос недели

За какую партию вы бы проголосовали, если бы выборы состоялись сейчас?







Похожие темы
Продвигаемый контент
  • Критика "справа"МНЕНИЯ
    Критика "справа"
    Критика - это хорошо? Безусловно. Если эта критика справедлива. Здесь - о недобросовестной критике.
  • Назад, в бездну ОслоНАСЛЕДИЕ
    Назад, в бездну Осло
    Рабин и Перес сумели продвинуть Осло, поскольку средства массовой информации и судейско-прокурорская элита поддержали их в демонизации оппонентов, изображая сионистов «врагами мира».
Мнение
В сети
Юрий Моор  [ ФБ ]

Навязывающий народу свою идеологию Картель пост-сионистских СМИ пожинает сейчас плоды своей грязной, злодейской политической игры. Желая настроить народ против Нетаниягу, журналисты Картеля внушали всем, что принимаемые при нем меры по борьбе с пандемией – это трюки Нетаниягу, который таким образом пытается спастись от суда (в этом нет никакой логики, но журналисты знают, что  охлос не способен мыслить логично). СМИ поощряли оппортунизм Шаши-Битон, которая в должности председателя парламентской комиссии от коалиции вставляла палки в колеса своего же правительства, саботируя его решения по коронавирусу.

Картель СМИ щедро предоставлял трибуну – микрофоны, страницы, экраны – "специалистам" ковидо-скептикам и тем политикам, которые из мелкой политической зависти преступно призывали не выполнять указания властей по профилактике этой болезни – зная прекрасно, что эти указания выработаны на основе рекомендаций специалистов.

Сейчас в свое время сделавшая карьеру на подрыве усилий правительства в борьбе с короной Шаша-Битон продолжает уже в качестве министра тот же курс, в СМИ пытаются ее урезонить – но даму понесло. Она решила, что раз в прошлом поднимали ее на щит и тиражировали ее бред, то она – светоч демократии, ее сторожевой пес. Народ со своей стороны по инерции не доверяет решениям уже новой власти, которая теперь-то по вкусу тому же Картелю СМИ. Любимчик и ставленник Картеля Беннет призывает народ к ответственному поведению, но его не слушают. И в результате все мы расплачиваемся – тысячами новых больных ежедневно, новыми жертвами, болезненными для людей и для экономики локдаунами.


Политика

Мы сами превратили израильского Давида в Голиафа, а кровожадного террориста - в «борца за свободу»: Выводы комиссии по расследованию

После подписания соглашений в Осло силовые структуры, включая Управление тюрем, видят себя своего рода миротворцами ООН, чья задача заключается в поддержании тишины.

Ракурс | 24.09.2021 | ישראל מחר | משה פייגלין |

Мы сами превратили израильского Давида в Голиафа, а кровожадного террориста - в «борца за свободу»: Выводы комиссии по расследованию
Фото: Илюстрация

Соглашения Осло // Побег из тюрьмы Гильбоа

Выводы комиссии по расследованию:

А. Израильская сторона

1. С тех пор, как Государство Израиль признало существование «палестинского народа» и его права на Землю Израиля, израильскаой системе безопасности, и Управлению тюрем в том числе,  приходится действовать в условиях отсутствия конкретной цели и отсутствия уверенности в справедливости борьбы с террором.

Мы сами превратили израильского Давида в Голиафа, а кровожадного террориста - в «борца за свободу».

2. В настоящее время задача израильской системы безопасности сводятся к достижению спокойствия любой ценой.

После подписания соглашений в Осло силовые структуры, включая Управление тюрем,  видят себя своего рода миротворцами ООН, чья задача заключается в поддержании тишины.

Эти структуры прошли путь от преданных стране, понимающих свою миссию и с высокой мотивацией, солдат до вооруженных технарей, которых вместо искусства сражаться обучают терпеть унижения...

3. Однако унижение не ограничивается раной, нанесенной психике молодого солдата. Их готовность к самопожертвованию используются как фиговый лист, чтобы прикрыть упущения.

Униформа солдат и тюремных охранников олицетворяет Государство Израиль и его честь. Попранная честь солдата - это попранная честь государства Израиль, что, естественно, усиливает мотивацию наших врагов. 

4. Смысл ложного посыла "мирный процесс" заключается в том, что война окончена и, следовательно, врага больше нет. Этот нарратив интуитивно понятен всему израильскому руководству во всех эшелонах власти. Стремление соответсвовать этому нарративу не позволяет системе безопасности идентифицировать врага (потому что врага уже нет) и не позволяет выиграть войну (которая считается законченной).

Таким образом, террор из одного из видов войны превратился во «врага», а вражеские солдаты, которых мы сами признали народом, стали «террористами», которых не убивают на поле боя и не берут в плен, а судят и заключают под стражу, создавая им роскошные условия.

5. Мы, и никто другой, позволили самым худшим нашим врагам извлекать выгоду из такого подхода. Они ведут борьбу с нами, используя легитимность "оккупированной нации" (обеспеченную "соглашениями Осло"). Но будучи пойманными, они требуют и получают правовую защиту и условия содержания аналогичные условиям содержания заключенных совершивших уголовные преступления. Их судят как уголовников, но освобождают как военнопленных.

6. Вся тяжесть соблюдения нарратива поддержания тишины ложится на плечи молодых людей, которые зачастую платят своими жизнями, следуя инструкциям по открытию огня.

7. В тюрьмах ситуация гораздо хуже. Тюремные надзиратели ежедневно сталкиваются с условиями, которые совершенно не соответствуют состоянию войны с врагом, ведь его притязания были признаны справедливыми соглашениями Осло.

Само пребывание вражеских солдат в тюрьмах стало центральным фронтом самой войны. Мы превратили заключенных под стражу вражеских бойцов в символ борьбы, а их охранников и охранниц -  в их заложников.

8. Как и в Армии Обороны Израиля, в Управлении тюрем также понимают, чего от него ожидает высшее командование. От них требуется поддержание спокойствия любой ценой, что приводит к все большим и большим привилегиям для заключенных, другими словами - взятка в обмен на тишину.

9. Использование надзирательниц, находящихся в подчинении одного из офицеров Управления тюрем с целью сексуального подкупа заключенных, стало вершиной этого процесса разложения.

Как сообщила полицейский корреспондент Лиран Леви 8 сентября 2001 г.: "Кульминация наступила, когда в июне 2018 года было раскрыто дело охранников тюрьмы Гильбоа. Офицер  Рани Баша удовлетворил просьбу террориста, чтобы в их крыле работали охранницы (а не охранники), где он подвергал их сексуальному насилию". Хотя офицер признал свою вину, его восстановили в должности.

Б. "Палестинская" сторона

10. "Палестинский народ", который мы сами и создали, признав его существование в соглашениях Осло, не имеет истории, как и не имеет  ни одной позитивной объединяющей цели. Палестинское самоопределение полностью сводится к борьбе против еврейского государства, поэтому никогда не будет мира между этой выдуманной нацией и Израилем, потому как конец конфликта - это также конец смысла ее существования.

11. Именно поэтому "палестинцам" нужны новые линии фронта и новые символы борьбы. Содержание врага в плену в статусе борца за свободу - дает врагу мотивацию, необходимую для продолжения его войны.

12. Это бомба замедленного действия и искушение, которое неизбежно приведет к выдвижению новых требований.

13. Побег заключенных вызвал непропорциональный энтузиазм и мотивацию у "палестинского народа", обнажив тот единственный нарратив, на котором построена его национальная идентичность. Поэтому следует ожидаеть, что попытки побега, а также восстания, голодовки, попытки похищения охранников и тому подобное будут активизироваться.

Резюме:

В реальности, которую мы сами создали: заключенные не они, заключенные мы...

Выводы:

14. Нельзя возлагать ответственность за побег только на ШАБАС, это не соответствует истине и не приведет к каким-либо концептуалтным изменениям.

15. Корень проблемы - в сознании израильтян. Мы превратили арабов, проживающих на территории Израиля, в суверенный народ, а их террористическую организацию - в законное, признанное во всем мире, суверенное образование (ситуация, которая не существовала до "соглашений Осло").

16. Государство Израиль должно стремиться исправить это историческое упущение, и любой ценой отменить "соглашения Осло". Это провал, который уже унес тысячи жизней и угрожает разрушить Государство Израиль, утративший чувство уверенности в своей правоте.

17. Террор, используемый врагом, атакующим Израиль, следует рассматривать как средство ведения войны - такое же как, например, бронетехника, артиллерия или авиация.

18. Использование гражданских лиц - также одно из средств ведения войны. Руководящие принципы Армии обороны Израиля должны быть адаптированы к этому базовому моральному пониманию, и, соответственно, правила применения оружия должны быть обновлены.

19. Военнопленные, которые в настоящее время содержатся в израильских тюрьмах в качестве заключенных, наносят серьезный ущерб безопасности Израиля во всех возможных аспектах. В качестве промежуточного этапа, пока Государство Израиль не осознает проблему и не найдет ее решение (смотри пункт 4)- всех их следует отправить в Газу в обмен на пропавших без вести солдат ЦАХАЛа. 

20. До момента заключения сделки об обмене военнопленными, заключенные "палестинцы" должны быть переведены в лагеря для военнопленных ровно с такими же "правами" как и находящиеся в плену врага солдаты ЦАХАЛа.


Новые публикации
Наследие

Когда Сталин говорит «танцуй», мудрый человек танцует

Новое правительство проводит политику «сосуществования», что по сути означает одно - капитуляция. Что и кто стоит за этой опасной и пагубной политикой?

Ракурс | 19.09.2021 | Мида | יובל בלומברג |

Когда Сталин говорит «танцуй», мудрый человек танцует
Фото: Тель-Авив, Первомай 1949 г.

Правительство перемен

«Шумные застолья, которые время от времени устраивал Сталин были сплошным кошмаром». Сам Сталин пил понемногу, и угощая своих ближайших соратников, он с интересом наблюдал как ведут себя и о чём говорят изрядно «набравшиеся» гости. Сталин без колебаний мог унизить любого и тем самым показать «кто в доме хозяин». Однажды Сталин приказал Хрущеву, который после выхода на пенсию признал, что он был одним из худших  в мире танцоров, станцевать гопак - украинский танец, во время которого танцор опускаясь на спину, выбрасывает ноги вперед. «Честно говоря, это было совсем непросто, -  пишет Хрущев, но мне было приказано и я это сделал. После этого случая я сказал: «Когда Сталин говорит «танцуй», мудрый человек танцует». 

Из воспоминаний Никиты Хрущева. Арчи Браун: «Взлет и падение коммунизма». 

Эта история, юмористическая или пугающая - в зависимости от точки зрения, может служить аллегорией нынешней ситуации в Израиле. Принцип контроля посредством запугивания не изменился,  изменились лишь методы его применения. Главным инструментом сталинизма был страх. В любой момент любой человек мог стать жертвой регулярных чисток и сослан в трудовые лагеря. Никто не был в безопасности, включая партийных функционеров. Было достаточно допустить одну небольшую ошибку, чтобы оказаться в жерновах сталинских репрессий, а в большинстве случаев для того, чтобы человек закончил свой рабочий день по дороге в ГУЛАГ или в ожидании расстрела, не требовалось даже ошибки. Именно это имел ввиду Никита Хрущев, когда сказал - если Сталин говорит танцуй, нужно танцевать. Мудрый человек понимает, что от него ожидают и какую цену придется заплатить в случае отказа. 

Левые создали сложную систему с помощью которой можно профессионально-политически-общественно-социально-морально устранить любого. Механизмы этой системы используются левыми для контроля над Государством Израиль. Во всех государственных, медийных и правительственных учреждениях есть достаточно «мудрых» людей, которые «усвоили» прогрессивную идеологическую обработку и понимают что именно от них ожидают, понимают и цену отказа.

Идеологическая обработка ведется в разных направлениях, ничего не оставляя на волю случая. Если в качестве примера взять Армию обороны Израиля, то идеологическая обработка осуществляется через левые «образовательные» фонды, правовую систему, работающую по методу кнута и пряника систему продвижения по службе, а для амбициозных командиров через «воинственное» общение с прессой, сопровождающееся журналистскими «расследованиями», которые могут стать как похоронами,  так и мемориальной церемонией для карьеры любого офицера.

Радикальный набор космополитических, антиеврейских и, в лучшем случае, постсионистских ценностей, овладел силовыми структурами, значительно подорвав устойчивость Государства Израиль. «Мудрые» офицеры энергично исполняют нужный танец, понимая, что это именно то, что от них ожидают.

Система поощрений и наказаний указывает на место исполнения и стиль танца. Каждый младший офицер, начинающий свою карьеру в одной из этих систем, проходит интенсивную идеологическую обработку. Вся корпоративная культура силовых структур ею пропитана. Сотни и тысячи военнослужащих и сотрудников силовых ведомств  действуют в соответствии с привычными для них идеологическими установками, несмотря на то, что эти установки резко контрастируют с профессиональными, моральными, сионистскими и еврейскими ценностями.

Сложная инфраструктура системы идеологической обработки включает в себя особые термины и кодовые слова, а отклонение от линии прогрессивного хора сразу укажет на того, кто недостаточно «мудр», чтобы понять, что именно от него ждут.

Основное кодовое слово, обозначающее процесс идеологической обработки, разрушивший ЦАХАЛ и израильскую полицию, - это «сосуществование». Что означает это слово и почему оно стало  доминирующим в тактическом и стратегическом лексиконе офицеров армии и полиции и сотрудников служб безопасности?

 Что такое «сосуществование»? 

«Сосуществование» означает поглощение. Отсутствие реакции, отсутствие ответа. То есть мы не реагируем на вызовы, предпочитая платить цену за действия, направленные против нас, объясняя бездействие наличием всевозможных тактических и стратегических причин. Одна из самых распространенных причин в этом наборе - необходимость сохранять свободу действий для более подходящего времени или места, с четким пониманием того, что через несколько дней этот вопрос будет снят с повестки дня и давление со стороны общественности уменьшится.

Стремление не реагировать на вызовы, какими бы серьезными они ни были бы, в первую очередь является следствием воздействия токсичного сочетания левых НКО, судебной системы и средств массовой информации. На протяжении десятилетий многие левые организации финансировались европейскими правительствами и другими сомнительными источниками чьи интересы явно расходятся с интересами еврейского государства. Методы воздействия включают в себя ложь, клевету, сплетни, угрозы, преследование, помощь международным комитетам в подготовке докладов против государства Израиль, обращения в антисемитский суд в Гааге, контакты с Советом Безопасности ООН, сотрудничество с враждебными Государству Израиль элементами.  И это далеко не полный перечень действий, которые подпадают под основное значение слова предательство.

Эти действия сами по себе могли бы причинить вред, но, тем не менее, не могли бы привести к происходящим сегодня изменениям. Средства массовой информации и система правосудия сыграли решающую роль в реализации этих изменений. Левые некоммерческие организации никогда не страдавшие от нехватки средств, десятилетиями занимают Верховный суд так, как если бы это была бы их собственная частная площадка. «Просвещенные», исполненные достоинства и справедливости судьи используют эту возможность, демонстрируя абстрактную, универсальную мораль, как будто они живут на другой планете, а Государство Израиль – лаборатория для проведения экспериментов по внедрению неопробованных ранее моральных норм.

СМИ освещают события или «хоронят» их в зависимости от способности этих событий соответствовать «правильной» политической повестке дня. Так например, радикальная левая организация «Бецелем», стратегия которой состоит в оказании международного давления на Израиль, из радикальной и подрывной не без помощи средств массовой информации превратилась в респектабельную с непропорционально большим весом в глазах общественности организацию. Каждый отчет этой организации встречается средствами массовой информации с королевским почестями и удостаивается «положительного освещения». 

С помощью этих технологий, применение которых продолжается уже более поколения, левые изменили не только принцип функционирования силовых структур, но и их оперативное сознание. Каждый военный или полицейский еще до того, как он осознает свою основную роль - роль офицера сил безопасности Государства Израиль, осознает степень опасности со стороны левых организаций, правовой системы и средств массовой информации. Это понимание стало естественным моральным кодексом силовых структур. Организации, чья работа заключается в обеспечении безопасности граждан, стали организациями чья деятельность направлена на поддержание надлежащего карьерного роста людей, занимающих командные должности.

В такой организационной культуре «сосуществование»  - королева бала. Это кодовое слово добавляет аромат в якобы изощренное тактическое и стратегическое мышление, изображая командиров ЦАХАЛ и израильской полиции благоразумными, здравомыслящими, осмысленно действующими в сложной реальности людьми, в то время как на самом деле «сосуществование» - это аварийный люк, который позволяет командирам сил безопасности избежать ответственности. 

Политика «сосуществования», то есть боязнь действовать, отражается на функционировании всей системы безопасности. Побег заключенных из самой охраняемой тюрьмы – унизительный и в то же время гротескный символ культуры «сосуществования». Руководство израильских тюрем подверглось такой же идеологической обработке, и, проявляя надлежащую мудрость, исполняет «правильный» танец. Неудивительно, что в итоге тюрьмы строгого режима превратились в яму моральных нечистот.

Презренные убийцы, человеческие отбросы самого низшего сорта, мерзавцы, хладнокровно убивавшие и истреблявшие во имя ислама мужчин, женщин и невинных детей, стали героями тюрем Государства Израиль. Даже такие шокирующие события, как сутенерство тюремных надзирателей для удовлетворения сексуальных потребностей заключенных, каким-то образом попавшие в повестку дня израильских СМИ, тем не менее не привели к демонтажу и повторной сборке этой насквозь прогнившей системы. 

Беспорядки устроенные израильскими арабами в смешанных городах - идеальная модель культуры «сосуществования». Эти события продемонстрировали банкротство и моральный крах израильской полиции, средств массовой информации и судебной системы. Ни одному пугающему событию не удалось вывести полицейских из того состояния отстраненности, в котором они пребывали. Погромы в Лоде, Рамле, Хайфе, Яффо, Акко, коктейли Молотова, грабежи, отчаянные призывы о помощи, линчевания, но полиция отказалась действовать, бросив Государство Израиль в состоянии опасной анархии на долгие дни. Сотрудники полиции и их командиры прекрасно понимали, что они не могут действовать, не ставя под угрозу свое профессиональное будущее.

Ведь только в том случае, если мы сможем «сосуществовать» с криминализацией инфильтрантов, заполонивших южные районы Тель-Авива, полиция будет игнорировать бедственное положение еврейских граждан, СМИ не будут об этом сообщать, суды будут игнорировать бесчисленные инциденты, связанные с нелегалами, нам удастся сохранить тот фальшивый «гуманистический» нарратив о несчастных и угнетенных беженцах, преследуемых расистски настроенной израильской общественностью. Этот метод «сосуществования» позволяет создать любую реальность, совпадающую с видением левых.

Культура «сосуществования» этим не ограничивается. С того момента как процесс морального разложения позволяет целым системам, отвечающим за решение проблемы, мирно «сосуществовать» с проблемой, распад, при наличии соответствующей медиа-и юридической поддержки,  будет  беспрепятственно продолжаться. Только так можно объяснить смерть тысячи человек, заплативших своими жизнями за беспорядочные решения левых министров правительства братьев-мусульман и человека, который их возглавляет. Смерти подавляющего большинства из них можно было бы избежать, если бы борьба с пандемией не велась исключительно с позиции психотической ненависти к Нетаниягу. Мертвые прошли через процесс «сосуществования» поскольку их смерть - угроза устойчивости правительства.

Смерть в результате заражения смертоносным вирусом, которая до недавнего времени была причиной необузданного медиа-карнавала, перестала быть проблемой для СМИ и всех соответствующих систем власти. СМИ делают все возможное, чтобы снять с повестки дня эту скандальную тему, поскольку мертвые больше не имеют политического применения. «Сосуществование» - это кодовое слово, сопровождающее моральный позор.

Покорное «сосуществование» 

Враги Государства Израиль воспринимают политику «сосуществования» такой, какая она есть - без прикрас. Они отказываются понимать тонкую стратегическую «изощренность» этой политики. В их представлении такая политика - это символ поражения государства Израиль, символ его слабости, символ трусости израильского правительства и его силовых структур, которые с одной стороны буквально купаются в огромных бюджетах, а с другой - неспособны  справиться с простыми вызовами. 

Те, кто смирился с гибелью сержанта Бареля Шмуэли -  это те же, кто не мог смириться со словами его матери. Те, кто смирился с беспорядками в смешанных городах, не могли смириться даже с граффити на стене, принадлежащего арабу, дома. Те, кто смирился с четвертой волной пандемии — это те, кто всего несколько месяцев назад бился в истерике  - «из-за вас умирают люди!».

Те, кто может смириться с подстрекательством и поддержкой терроризма и антисемитизма со стороны своих партнеров по левому правительству «братьев-мусульман», не могут смириться с критикой профессора Талии Эйнхорн и заняты сталинскими чистками, чтобы уничтожить любую возможную оппозицию.

То есть «сосуществование» — это не оперативный план, не изощренная стратегия и уж точно не пример каких-либо ценностей, а еще один инструмент на службе идеологической обработки, инженерии сознания и социальной инженерии от левых мидрашей, а его основные функции — искажение реальности путем создания концептуальной, культурной и политической базы, которая позволит игнорировать такие «незначитеьные» детали как коронавирус, крах внешней политики, потеря способности атаковать в Сирии, потеря влияния на иранскую ядерную гонку, потеря Негева, крах личной безопасности в смешанных городах и многое другое.

 

Книга Арчи Брауна, переведенная и изданная в девяти странах, представляет собой незаменимый исторический труд об истоках коммунистической идеологии, ее воплощении в жизнь в различных государствах, ее крахе во многих странах после советской перестройки и о том, что осталось в мире от коммунизма в наше время. "Взлет и падение коммунизма" объясняет, как и почему коммунисты пришли к власти; как сумели так долго продержаться у власти в стольких странах на разных континентах; к чему привело крушение множества коммунистических систем.

Новости
  • ООН: Праздник ненависти
    Дурбанская конференция, проходившая под эгидой ООН, стала катализатором ненависти к Израилю и антисемитизма. • Конференция, впервые созванная в 2001 году, заложила основы для кампании BDS, правовой войны в Гааге и других форм политического противостояния с Израилем.
  • Китай и Россия заодно с Тегераном: Иран присоединился к ШОС
    К Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), в которую входят Китай, Россия, Индия и другие страны, присоединилась исламская республика. Министр иностранных дел Ирана: «Это важный шаг для укрепления сотрудничества между Ираном и соседними странами».
Мнения

Государство государственных комитетов‎

Со времен войны Судного дня сложилось ложное представление о том, комиссии по расследованию - это решение кризисов, а создание таких комиссий – ничто иное как достижение протестных движений • Однако в действительности это не так.

Ракурс | 13.09.2021 | Исраель Айом | פרופ' אודי לבל, קארין מצקו |

Государство государственных комитетов‎
Фото: Архив // Государственная следственная комиссия Аграната созывается на свое первое заседание после войны Судного дня. Фиксация нормы.

Оoщество // Государство

«Радиостанция "Кан Бет" сообщила, что юридической советник правительства Авихай Мандельблит разрешил главе МВБ сформировать правительственную комиссию для расследования упущений, которые привели к побегу шести террористов из тюрьмы "Гильбоа"».

Как только прозвучали требования об отставке начальника Управления тюрем генерал-лейтенанта Кэти Пери – было тут же объявлено о создании правительственной комиссии для расследования побега шести заключенных из «самой охраняемой» израильской тюрьмы. Что связывает это событие с политической культурой, сложившейся со времен войны Судного дня?

После войны Судного дня израильским правительством было найдено мудрое решение - в ответ на  кризис, трагедию, преступную халатность применять следующее правило: 

Бушуют протесты? Оппозиция добивается отставки правительства? Есть обращения в Высокий суд с иском об увольнении виновных? Возле канцелярии премьер-министра неравнодушными гражданами установлены палатки? В СМИ появляются статьи о прошлых упущениях и провалах, и заявления о том, что этой катастрофы можно было бы избежать? Что ж, пришло время формировать комиссию по расследованию. 

Комиссия по расследованию может быть парламентской, может возглавляться судьей, может быть государственной или национальной - обыватель не различает нюансы. Главное, чтобы комиссия была создана. Посмотрите скольким интересам она служит: разгневанная общественность почувствует, что это их достижение, а истеблишмент обретет необходимое ему спокойствие. Ведь кто осмелится вмешиваться в ход расследования, протестовать или критиковать, в то время как работают судьи?

В ходе исследования, которое мы проводим уже третий год, мы узнали, что создание следственной комиссии рассматривается как большое достижение общественности, средств массовой информации, улицы, жертв и особенно протестных движений. Они считают, что им удалось организовать расследование в отношении власть имущих. И не имеет значения, будет ли это расследование просчётов израильского военного и политического руководства, приведших к тяжёлым потерям в ходе войны Судного Дня  или расследование банковской аферы 1983 года. 

Но на самом деле такая комиссия - это огромное достижение истеблишмента. Ведь с момента начала расследования протест перестает быть легитимным, а истеблишмент восстанавливает желанную тишину и спокойствие.

В конечном итоге следственная комиссия подготовит объемный отчет о состоянии дел, который, скорее всего, выйдет в свет в то время, когда лица, принимавшие решения, связанные с трагедией/бедствием вряд ли будут находиться у власти. Не говоря уже о том, что этот отчет станет еще одним из многих, пылящихся на полках в библиотеках по административным, государственно-политическим и правовым вопросам отчетов, зачастую повторяющим то, что уже было сказано в отчетах прошлых лет. Отчеты следственных комитетов становятся неутешительным источником сенсационных статей, но никогда (никогда!) не становятся источником новых концепций для корректировки политики государства.

После прочтения отчетов о войне Судного дня, Сабры и Шатилы и Второй ливанской войны, отчета комиссии по расследованию резни в Пещере Патриархов или убийства премьер-министра Ицхака Рабина, не говоря уже о отчетах об авариях на учениях и оперативных неудачах, мы поняли, что если скрыть от читателя какой именно отчет он просматривает, он вряд ли поймет о каком событии идет речь. Трагедии повторяются, повторяются и отчеты.

На самом деле следственные комитеты являются инструментом истеблишмента: их задача не поднимать, а напротив - снимать вопрос с текущей повестки дня, ослабляя давление со стороны общественности. Неудивительно, что министры объявляют о создании следственной комиссии сразу после того, как начинают звучать требования об отставке.

Конфликт

Новые налоги вернут нас на пятьдесят лет назад

Основная проблема в том, что власти пытаются достичь важные для общества цели введением новых налогов. Это - неверный способ достижения целей в области здравоохранения или охраны окружающей среды.

Ракурс | 11.09.2021 | Маарив | אוריאל לין |

Новые налоги  вернут нас на пятьдесят лет назад
Фото: Скриншот

Правительство перемен

В далеком прошлом, около 40 лет назад, в Израиле существовала одна из худших налоговых систем в мире. Подобное было только в странах, где действовал коммунистический режим. Жилые квартиры облагались налогом на имущество,  налог на прибыль при продаже жилой квартиры, налог на  услуги, туристический налог, подоходный налог на пособие по старости - и это далеко неполный список. 

Наиболее заметным в этом принципе налогообложения занимали безумные налоги на покупку базового бытового оборудования для дома: 90-процентный налог на покупку электрического холодильника, 120-процентный налог на покупку черно-белого телевизора и суммарный 240-процентный налог на кондиционер для дома. Зачем ввели эти безумные налоги? 

Потому что в государственной системе были те, кто считал бытовую технику и, конечно же, стиральную машину и печь для выпечки предметами роскоши. Это была социалистическая система, основанная на идеологии партии МАПАЙ, и каков был результат?

Тяжелое бремя налогов, на самом деле, несли наиболее слабые слои населения. Семья с низким доходом, чтобы купить электрический холодильник,  была вынуждена выплачивать долг в течение целого года.

Одной из наиболее заметных реформ налогообложения стало введение в 1976 году налога на добавленную стоимость, который должен был заменить все налоги на потребление.

Эти перекосы в налоговой системе были устранены, кроме того были снижены высокие налоги на прибыль предприятий и индивидуальный доход. Мне не стыдно сказать, что я внес реальный вклад в исправление этих перекосов. Но похоже, что сейчас Министерство финансов и налоговое управление решили, что пришло время разрушить все то, что было сделано для улучшения налоговой системы в Израиле. 

Сегодняшняя ситуация такова: нам предлагается не менее девяти новых налогов в рамках Закона о договоренностях, а также в законодательных поправках, сопровождающих этот закон. И конечно же необходимость введения этих налогов, объясняется вескими причинами.

Для примера, налоги на сладкие напитки - ради защиты здоровья населения. Но если мы облагаем налогом сладкие напитки, наносящие вред общественному здоровью, то почему мы не облагаем налогом десятки или даже сотни других вредных для здоровья продуктов? Будем ли мы вводить налоги на все эти продукты, чтобы ограничить их потребление?

В другой статье проекта предлагается ввести налог на одноразовую пластиковую посуду, поскольку она наносит вред окружающей среде. Если это так, то было бы оправдано ввести налог и на другие товары, которые не являются биоразлагаемыми и также, как и пластиковая посуда, загрязняют среду. Но вместо того, чтобы инвестировать в переработку, мы начнем облагать налогом упаковочные материалы и широкий спектр других товаров. 

К этому выдающемуся списку можно добавить плату за въезд транспортных средств в район Большого Тель-Авива, включая  грузовики, с которых планируется взимать двойную плату. Опять же неверное решение, которое ляжет бременем на более слабые слои населения и спровоцирует повышение цен на продукты. Все это вместо того, чтобы решать проблему путем создания новой инфраструктуры для общественного транспорта и трансфера рабочих мест из Тель-Авива в города-спутники.

Самым безумным налогом является 40-процентный сбор на частные медицинские услуги, предлагаемые медицинскими организациями или страховыми компаниями. Здесь речь идет уже не только о введении беспрецедентного налога, применение которого возможно лишь в Северной Корее, а о нарушении фундаментального права каждого врача в Израиле предлагать свои частные услуги любому заинтересованному в этих услугах учреждению или лицу. Общественная медицина так не строится. Результатом такой налоговой политики станет рост цен как на частные, так и на государственные медицинские услуги.

Основная проблема в том, что власти пытаются достичь важные для общества цели, вводя новые налоги. Во-первых, нет никакой гарантии, что введение налогов приведет к сокращению потребления - сладких напитков, например. Дети не откажутся от любимого напитка, а родители не смогут им отказать. В результате предпринимаются  холостые действия вместо решения проблемы правильными способами - такими как общественное просвещение в целом и запрет на производство продуктов, где уровень риска для здоровья действительно высок.

Для достижения целей в области здравоохранения или окружающей среды, или для укрепления общественной медицины  использовать налогообложение можно до бесконечности. Возможно новые правила налогообложения, которые дадут дополнительные 5,4 миллиарда шекелей, не окажутся такими ужасающими, но принципы, лежащие в основе такого налогообложения - очень опасны. Они возвращают нас в темный век налоговой системы пятидесятилетней давности.

 

Новые публикации
Блогосфера

Постсионизм: от мейнстрима левого движения до внедрения в правый лагерь. 28 лет соглашениям Осло

Ровно 28 лет со дня подписания соглашений об иллюзорном мире. История кампании захвата власти радикальными левыми.

Ракурс | 09.09.2021 | Мида | אריאל קלנר |

Постсионизм: от мейнстрима левого движения до внедрения в правый лагерь. 28 лет соглашениям Осло
Фото: Ясир Арафат, Билл Клинтон и Ицхак Рабин в Белом Доме в сентябре 1993 года

Соглашения Осло // Правительство перемен

Двадцать восемь лет назад идеология постсионизма значительно укрепила свои позиции, что в конечном итоге и привело к подписанию соглашений Осло. Первое соглашение было тайно подписано в норвежской столице 20 августа 1993 года.

Сердце Страны было отдано организации, отрицающей само существование еврейского государства. Вымышленный народ был назначен хозяином этой земли, а ответственность за безопасность Израиля была возложена на армию террористов.

Рон Пундак, один из архитекторов соглашений Осло, позже пояснял: «Соглашения Осло были лишь средством перехода из одной эпохи в другую, то есть в эпоху того, что я называю нормальным государством». «Переход от «иудаизации» к «израилизации» даст толчок интеграции еврейского национализма, процветанию израильской культуры, отделению религии от государства и обеспечению полного равенства всех граждан государства, включая арабское меньшинство».

В основе соглашений Осло лежало не стремление к миру, а стремление к изменению характера Государства Израиль в рамках войны идеологий.

Для тех, кто не помнит  или не застал те времена, важно упомянуть, что заключение соглашений Осло сопровождалось ложью и отказом от предвыборных обещаний: в ходе предвыборной кампании Рабочая партия во главе с Ицхаком Рабином дала обещание не вести переговоры с ООП.

В разгар тайных переговоров 15 августа 1993 года, секретарь премьер-министра озвучил позицию Ицхака Рабина: «Отношение израильского правительства к ООП не изменилось, ведутся переговоры о временном соглашении с живущими на территориях и непричастными к терроризму палестинцами». Это была грубая ложь. На самом деле, в те дни в тайных переговорах, которые проходили в Осло между израильской делегацией, состоящей из людей Шимона Переса и представителями террориста номер один - Ясира Арафата, произошел существенный прорыв.

Тот факт, что в ходе избирательной кампании 1992 года Рабочая партия категорически отвергала обвинения Ликуда в том, что она будет вести переговоры с Арафатом, и, в то время как уже велись интенсивные закулисные переговоры с представителями ООП, даже подала жалобу на имя председателя Центральной избирательной комиссии, Рабин объяснил тем, что «мир заключают с врагами».

Последствия этих соглашений навсегда останутся в памяти каждого еврея, жившего в Израиле в конце 1990-х - начале 2000-х годов. Троянский конь, проникший на нашу землю и вооруженный государством Израиль, нанес беспощадный удар. Кровь, пот и слезы тяжелых утрат затопили Эрец Исраэль.

Шрамы от ран, нанесенных этой политикой не зарубцевались и по сей день.

Позже, примерно через 20 лет, Рон Пундак объяснил нам, что «мир» не являлся основной целью постсионистов. Основной целю было создание «государства всех его граждан».

Но еврейское государство выжило. Среди прочего, благодаря борьбе правых за Землю Израиля, стойкой национальной идентичности еврейского большинства и политическим маневрам Нетаниягу, пришедшего на смену левому правительству и противостоявшему не только, оказывающему давление на Израиль международному сообществу, но и израильской элите.

Постсионизм не победил в Израиле, но он, безусловно, стал доминирующим нарративом левых и находящихся в их руках властных структур: особенно в системе правосудия, научных кругах и средствах массовой информации.

Двадцать восемь лет спустя постсионизм проник и в национальный лагерь, что стало предпосылкой формирования правительства «государства всех его граждан» во главе с представителем (до недавнего времени) правого лагеря – Нафтали Беннетом.

Ни «исцеление» и тем более не «единство» не являются целью этого левого правительства. Точно так же, как целью соглашений Осло не было стремление к миру.

Посредством этого правительства осуществляется переход Израиля из одной эпохи в другую. От еврейского национального государства к государству всех его граждан. Государству индивидов без религиозной или национальной идентичности, без корней и наследия. Религиозный сионист во главе этого правительства - не компромисс, а значительное достижение левых сил, решительно поддерживающих постсионистское правительство, опирающееся на исламистов отрицающих сионизм.

Забытая атмосфера времен соглашений Осло возвращается: безоговорочная поддержка правительства средствами массовой информации, замалчивание промахов, отказ от противодействия Ирану, абсолютное подчинение демократической партии США и прогрессистам западной Европы.

Судя по всему, в эти дни формируется новый-старый политический процесс, и, благодаря знакомству с лидерами этого правительства (особенно "правыми"), можно сделать вывод, что этот процесс будет сопровождаться отказом от предвыборных обещаний, ложью и отрицанием очевидного.

Новые публикации
Аналитика
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.