Что такое социализм идентичности?

Фото: Илюстрация

Автор: Игорь Питерский

Старый социализм, о котором мечтал Карл Маркс, касался рабочего класса, тех "синих воротничков", которые, по иронии судьбы, голосовали за президента Трампа. Но сегодняшнему социалисту наплевать на парня в каске. У того был шанс на революцию, и он его упустил. Сегодняшний социализм - это все, что касается расы, пола и прав трансгендеров. Класс устарел.

Социализм,  Левизна

16.03.2021

В городе новый социализм. Я называю это социализмом идентичности.

Чтобы понять это, нужно понять захват университетских городков левыми и все беды, которые от этого произошли: от MeToo до Black Lives Matter и девочек, соревнующихся с биологическими мальчиками. Но культура университетского городка теперь метастазирует в культуру всего общества. Как сказал либеральный писатель Эндрю Салливан: «Сейчас мы все живем в университетском городке».

Социализм идентичности - это прежде всего разделение. Не просто классовое разделение, но теперь и расовое, гендерное, трансгендерное. Черные и латинос включены, белые - нет. Женщины включены, мужчины - нет. Геи, бисексуалы, транссексуалы, трансгендеры включены; гетеросексуалы - нет. Нелегалы включены, коренные граждане - нет.

Можно подумать, что все это часть политики инклюзивности, но думать так - значит, видеть только половину картины. Суть в том, чтобы не только включить, но и исключить.

Итак, откуда взялся этот социализм идентичности? Познакомьтесь с Гербертом Маркузе.

Маркузе родился в Берлине в 1898-м году и бежал из Германии на заре нацистской эры. После учебы в Колумбии, Гарварде и Брандейсе Маркузе переехал в Калифорнию, где в 1965-м году начал работать в Калифорнийском университете в Сан-Диего. Можно подумать, что пребывание в таком раю, как Южная Калифорния, со всеми удобствами и привилегиями академической жизни, могло бы смягчить марксистскую ненависть Маркузе к капитализму. Но этого не случилось. Чем больше он процветал, тем больше хотел разрушить систему.

Однако у него была проблема. Большая проблема. Социализм не работал в Америке. Жизнь была слишком хороша. Рабочий класс в США не стремился ниспровергнуть существующий порядок, он стремился владеть домом. Как разжечь революцию без революционеров? У классического марксизма на это не было ответа. Но почти через сто лет после Маркса его нашел Маркузе. Ответом были студенты университетов. Они станут новобранцами того, что он назвал Великим Отказом - отрицания и ниспровержения свободного рыночного капитализма.

Условия были идеальные. Студенты шестидесятых уже жили в том, что фактически было социалистическими коммунами - университетских городках. Вместо того, чтобы быть благодарными своим родителям за предоставленную им возможность учиться, они мучались беспокойством и скукой. Самое главное, они искали «смысл», форму самореализации, выходящую за рамки материального удовлетворения.

Конечно, как и во всех успешных социальных движениях, решающим было время. Здесь Маркузе очень повезло. Шестидесятые - это десятилетие войны во Вьетнаме. Студенты столкнулись с перспективой призыва в армию. Таким образом, у них были корыстные причины противостоять войне. Маркузе и его приспешники превратили этот эгоизм в праведность, научив студентов, что они не уклоняются от призыва; они - благородные бойцы сопротивления, участвующие в глобальной борьбе за социальную справедливость.

Маркузе изображал Хо Ши Мина и Вьетконг как своего рода пролетариат третьего мира, борющийся за освобождение от американского империализма. Это была подмена марксистских категорий. Новый рабочий класс - это вьетнамские «борцы за свободу». Злыми капиталистами были американские солдаты, служившие правительству США.

Маркузе обнаружил, что, помимо студентов, есть и другие группы, которые можно привлечь. Первой была Black Power, воинствующая часть движения за гражданские права. Прелесть этой группы, с точки зрения Маркузе, заключалась в том, что, в отличие от белых студентов, ее членов не нужно учить искусству обиды; у черных были обиды, уходящие корнями в прошлое. В результате еще одной перестановки в марксизме «черные» станут рабочим классом, «белые» - классом капиталистов. В этом случае раса заняла место класса.

Еще одним источником недовольства стали феминистки. Маркузе понимал, что их тоже можно научить считать себя угнетенным классом. Это, конечно, потребует дальнейших изменений в марксизме: «женщины» теперь будут рассматриваться как рабочий класс, а «мужчины» - как класс капиталистов; категория класса теперь будет изменена на пол.

Маркузе также понимал, что для обучения и мобилизации всех этих групп, скучающих студентов, обиженных чернокожих и разгневанных феминисток, потребуется время. Но он не торопился. Вскоре радикальные студенты превратятся в радикальных профессоров, преподающих социализм идентичности следующему поколению впечатлительных новобранцев.

Со временем, полагал Маркузе, университет сможет создать новый тип культуры, и эта культура затем проникнет в более широкие слои общества и заразит школьное образование, средства массовой информации и индустрию развлечений. Даже крупный бизнес, сам ненавистный класс капиталистов, не выдержит.

Он был прав. Социализм идентичности наступил.

 

Чем более сложным становится мир, тем более важную роль начинают играть вопросы национальной безопасности. Одной из главных составляющих национальной безопасности является культурная среда общества. Культура, согласно каноническому определению, «представляет собой сферу моральных, религиозных, политических, философских и технологических ценностей, которые позволяют человеку «очеловечить» самого себя, то есть избежать тирании природного состояния». Она является некой «картой, которая ведет нас в наших отношениях с нашим окружением и с другими людьми».

Центральной точкой политического дискурса, начиная с 1990-х годов, является концепция идентичности. Концепция идентичности отдает предпочтение методу идентификации различных социальных групп, против которых имело место угнетение. Прежде они включали в себя только расовые меньшинства (такие, как чернокожие) или гендерные группы (такие, как женщины). Борьба за права секс-меньшинств также строится на основах концепции идентичности. Угнетенные слои общества формируют неправительственные организации (НПО), которые начинают лоббировать тему своего угнетения для получения административных и законодательных ресурсов. Это приводит к довольно существенным изменениям внутри общества.

Первое, что происходит, — это создается и поддерживается «культура жертвы». Так как нарратив концепции идентичности исходит из того, что все социальные группы потенциально — угнетенные жертвы. Единственное решение — полагаться на помощь более сильного субъекта: НПО или государства. Но единственное «оружие» государства против угнетения — это изменение юридических основ. А юридический механизм регулирования культурных вопросов в пользу одной социальной группы всегда воспринимается другой группой как ограничение ее прав, которое опять-таки можно воспринимать как угнетение. Создается порочный круг, в котором все постоянно ощущают себя жертвами. Именно так формируется культура жертвы. А сами члены социальных групп начинают верить, что они чересчур слабые, маргинализированные и угнетенные.

Взаимопонимание или уважение других в такой культурной обстановке становится невозможным.

Тони Зиверт

Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.