К пасхальным итогам выборов

Фото: Илюстрация

Автор: Игорь Бяльский

Элита, которую пытается сместить контрэлита , готова на всё, чтобы сохранить власть за собой. При этом она готова менять идеологическую окраску: за время существования Израиля она провозглашала себя лагерем социализма, затем лагерем мира, далее бело-голубым лагерем демократии, а вот сейчас – лагерем перемен. Обращать внимания на эти самоназвания не стоит.

Власть,  Элита

03.04.2021

Но в начале аксиомы:

Бог (в смысле некоторой силы, высшей по отношению к человеку и человеческим сообществам) есть.

Власть в человеческих сообществах – со времен их сотворения Всевышним – принадлежит элитам (богатым в нескольких поколениях и потому влиятельным семьям).

Так называемое разделение власти между тремя её ветвями, провозглашаемое в рамках демократической концепции, может обеспечить бОльшую стабильность системы в целом только в условиях, когда все три ветви – законодательная, исполнительная и судебная – находятся в руках правящей элиты. В противном случае это “разделение властей” приводит к перманентным кризисам.

А теперь – о том, что происходит в Стране последние десятилетия, в том числе и в связи с последней серией выборов.

Победив на парламентских выборах в 77-м, Менахем Бегин не сделал ничего, чтобы овладеть исполнительной властью, которая продолжала оставаться в руках чиновников высшего и среднего ранга, назначенных элитой. Бегин, воочию столкнувшийся с реальной угрозой гражданской войны ещё в момент обретения Израилем независимости, предпочел конфронтации с элитой усиление геостратегических позиций государства, в частности, борьбу с ядерной угрозой со стороны Ирака и укрепление еврейского присутствия в Эрец-Исраэль – строительство новых поселений. (Заметим, что поселения создавались и до 77-го года – когда они практически не мешали элите сохранять свою власть в стране.) Убежденный последователь Жаботинского, бейтаровец, героический руководитель боевиков-подпольщиков Ицхак Шамир после провозглашения Независимости на двадцать лет оставил политику и вернулся в неё, только обретя десятилетний опыт работы в Моссаде. В свою бытность премьером – строил поселения, боролся с террором, противостоял высокопоставленнейшим европейским и американским борцам за права “палестинского народа”. Но на реальную власть элиты тоже не замахивался.

Элита, которую пытается сместить контрэлита (так или иначе сорганизованные группы, стремящиеся завоевать власть), готова на всё, чтобы сохранить власть за собой. При этом она готова менять идеологическую окраску: за время существования Израиля она провозглашала себя лагерем социализма, затем лагерем мира, далее бело-голубым лагерем демократии, а вот сейчас – лагерем перемен. Обращать внимания на эти самоназвания не стоит.

Да хоть лагерем волшебных горшочков. Важно, что поставить себя в печь элита никому не позволит. Так называемая судебная революция Аарона Барака – всего-навсего закономерные действия элиты по удержанию реальной власти в условиях парламентского большинства её соперников.

Депортация процветающих поселений Газы, проведенная Шароном под угрозой судебного преследования его семьи, случилось вовсе не из идеологического нежелания элиты “властвовать над другим народом”, не из-за ошибки элиты в оценке “выравнивания границ” как достижения стратегического преимущества в противостоянии арабскому террору, а из вполне рационального (хотя и эмоционального тоже) стремления “поставить на место” экономически независимое десятитысячное еврейское население, становившееся опорой укреплявшейся в Израиле контрэлиты.

Главный упрек, выдвигаемый Нетаниягу его правыми оппонентами: он не предпринимал против судейско-прокурорских ничего до тех пор, пока сам не попал в их жернова. Думаю, что еще в 96-м году, впервые став премьером, он, как и в своё время Бегин, осознал, что лобовая конфронтация с элитой привела бы страну по меньшей мере к параличу двоевластия. Именно это произошло сейчас, с “паритетным” правительством. Стиснув зубы, элита была готова смириться с увеличивающими популярность ликудовского премьера ростом благосостояния в стране (заодно увеличившим и благосостояние элиты), официальным американским признанием Иерусалима в качестве столицы, а Голан – суверенной израильской территорией, договорами о нормализации, успехами в борьбе с эпидемией… Но только не с разрушением жизненно-важного бастиона – “правоохранительной ветви”, чем грозило бы завоевание 61-го места в Кнессете блоком Нетаниягу, впервые открыто провозгласившим своей целью судебную реформу. Как не готова была элита смириться с реформой системы радиотелевидения – “четвертой ветви власти”. Для того чтобы защитить свою власть она использует приёмы, доказавшие свою эффективность задолго до того, как их обнародовал Макиавелли – шантаж одного из бывших соратников опасного конкурента, финансирование другого, щедрые комплименты третьему…

Элита не жаждет крови, она жаждет власти. Если она и позволит Нетаниягу сформировать новое правительство (чтобы продолжать использовать его экономические способности и международные связи для своего, а заодно и страны в целом процветания) или даже позволит стать президентом Израиля, у его “блока” не будет большинства, способного провести упомянутые реформы. (Не будет этого большинства ни у одного из правительств, ставящего под сомнение власть элиты). Если не позволит – продолжит нескончаемый процесс в отношении “подсудимого” – сначала три раза в неделю, а дальше – три раза в год… но в тюрьму все-таки не посадит.

Резюме:

Революции время от времени происходят, но населению стран, в которых они случаются, в результате становится только хуже. И потому я – контрреволюционер.

Что же из этого следует? Как писал советский поэт еврейского происхождения, следует жить.

Лехаим!

Праздничные даты – для веселья!


Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.