И это ваш государственный свидетель?

Фото: Илюстрация

Автор: Гай Леви

Государственный свидетель Шломо Фильбер, который был генеральным директором министерства связи, не изменил свою позицию ни на миллиметр с первого дня расследования до настоящего времени

Шампанское,  Нетаниягу,  Коррупция,  Израиль

05.01.2020

В комментариях под прошлыми главами мне намекнули на то, что я указал в предыдущих частях в лучшем случае на недостойное поведение полиции, но никак не на «на шитьё дела» (ведь улики не выдуманы).

Так вот, шитьё производилось двумя основными способами:

а) Превращение профессиональных приемов в криминал.

б) Сокрытие оправдывающих доказательств.

Государственный свидетель Шломо Фильбер, который был генеральным директором министерства связи, не изменил свою позицию ни на миллиметр с первого дня расследования до настоящего времени и он утверждает, что все действия, которые он и премьер-министр проводили по теме телекоммуникационной компании БЕЗЕК, были исключительно квалифицированными и диктовались профессиональными причинами.

Даже после того, как Шломо Фильбер стал государственным свидетелем, он на допросе сказал своим следователям: «Не идите разыскивать взятки, потому что они (БЕЗЕК) получили только то, что должны были получить; у вас в лучшем случае по этому делу, МОЖЕТ БЫТЬ, за участниками обнаружится конфликт интересов».

Когда Равив Друкер снял свой телевизионный "линч", Фильбер написал в Твиттере о знаменитой картине, на которой изображена иллюзия, намекая на ложное содержание, представленное в телешоу.

Когда Ави Вайс написал один из своих скрупулезных постов, разоблачающий "Дело-4000", Фильбер лайкнул этот пост в знак согласия и за это получил угрозу от прокуратуры.

Но даже после этого Фильбер продолжает регулярно осведомлять в Твиттере об изменениях и процессах, которые с многолетним опозданием предпринимаются в наши дни в Министерстве связи и что это те самые действия, за которые судят Нетаниягу!

А также о том, что сегодня эти процессы улучшают состояние фирмы БЕЗЕК, причём больше, чем тогда!

По поводу расследования Фильбера:

1. Когда Фильбер вступил в должность, его ознакомил с делами и документацией в новой должности начальник головного офиса, человек по имени Цафрир.

Во время допроса Фильбер сообщил, что человеком, который говорил с ним обо всех проблемах фирмы БЕЗЕК и Аловича, был Цафрир, речь об этом велась во время принятия новой должности.

Когда Цафрир был допрошен по "Делу-4000", он признал, что передавал информацию Фильберу, не получая никаких указаний по этому поводу от премьер-министра.

Следователям "ЛАХАВ-433" не понравились ответы Цафрира, посему они в течение месяца снова и снова вызывали его для интенсивных допросов, чтобы заставить его изменить показания.

Но он продолжал говорить правду!

По ходу дела следователи "ЛАХАВ-433" выяснили, что введение Шломо Фильбера в курс дела в рамках его новой должности гендиректора МинСвязи засвидетельствовано на двух дисках и в папке с документами.

Обвинение выдало ордер на обыск и изъяло папку и диски.

Как ни странно, в следственных материалах, переданных защите, отсутствуют все документы в формате переплёта и дисков, хотя они были изъяты в ходе следствия, которое имеет непосредственное отношение к делу.

По версии обвинения, «папка и диск (не два) были возвращены и не включены в материалы расследования».

(Сами спрятали документацию и сами потеряли диск?)...

Вы понимаете, что официальная папка, фиксирующая ознакомление с делами нового гендиректора министерства связи Шломо Фильбера, во время какового ознакомления профессионалы инструктируют Фильбера, как продолжать процедуру фирмы БЕЗЕК и оптового рынка - эта папка исчезла из материалов расследования, потому что она попросту оправдывает Нетаниягу из-за непричастности?

2. При подобном "вьетконговском" поведении следователей (так же, как это случилось и с другими государственными свидетелями), Фильбер подвергся ненадлежащему давлению.

Документация процесса превращения Фильберга в государственного свидетеля отсутствует в материалах, переданных защите, вопреки любому существующему постановлению.

3. Как и в других случаях, здесь также выясняется, что у следователей был официальный канал работы с Фильбером и параллельные каналы, предназначенные для сообщений, которые обвинение не хотело бы донести до защиты.

Это, разумеется, неправомерная и даже преступная практика, направленная против прав защиты.

4. Как и в других случаях, здесь между записями следствия и протоколами, переданными защите, случилось масса «ошибок и пробелов».

Среди этой массы выделяется одна якобы ошибочная небрежность - «тетрадь Фильбера».

В эту тетрадь Фильбер записывал от руки мысли и заметки во время переговоров со своим адвокатом, в тетрадке были записани также инструкции адвоката, краткое содержание встреч с ним и многое другое.

Таким образом, эта записная книжка должна была получить конфиденциальность как инструмент общения между адвокатом и его клиентом, а следователям нельзя было её читать.

В материалах расследования, полученных защитой, о существовании этой записной книжки вообще НЕ УПОМИНАЕТСЯ. Только после внимательного прослушивания записей и вдумчивого чтения стенограмм защита узнала о её наличии.

Стенограммы описывают ситуацию, в которой следователи говорят о записной книжке и хотят увидеть её содержимое и тогда Фильбер говорит: «Ладно, принесите тетрадь».

То есть, складывается впечатление, что Фильбер отказывается от конфиденциальности и позволяет следователям изучить записную книжку и её содержимое.

Но! Если внимательно прослушивать записи, оказывается, что Фильбера в комнате допросов не было!

А тот, кто сказал: «Принеси тетрадь, ладно», - это вообще следователь "ЛАХАВ-433", а не Фильбер!

Обвинение просто пыталось создать ложное впечатление и скрыть вмешательство следователя в конфиценциальность клиента, а потом спрятать вещдок от защиты!

5. В основе обвинения лежит утверждение, что согласие Аловича на деловое предложение Нетаниягу было «ненормальным».

Защита обратилась в государственную прокуратуру с запросом, какие проверки они проводили, чтобы определить текущую и историческую норму и по каким параметрам было определена «ненормальность»?

Обвинение ответило, что у него нет сравнительного материала.

Тогда защита попросила узнать, на основании каких данных обвинение определило, что это было "ненормально", а если у них нет таковых данных, то защита попросила у обвинения предоставить письменное показание, что предъявленное обвинение "ненормального соглашения" не сопровождалось проведением сравнительных проверок или какого-либо иного анализа и доказательств нормы.

В заключение:

Фильбер станет худшим государственным свидетелем в истории человечества!

Даже сегодня он утверждает, что Нетаниягу не давал взятки.

Даты встреч, навязанных ему обвинением, изменялись десятки раз.

Как обычно, в этих расследованиях в отношении премьер-министра, "ЛАХАВ-433" и государственная прокуратура нарушили права задержанного и затемнили весь процесс расследования.

Если кто-то до сих пор не понял, почему обвинение на этой неделе огласило список свидетелей по "Делу- 4000" без имени Фильбера, после прочтения этой главы должен понять.

Перевод: Борис Гольдман и Лора Шавит

Новые публикации

День Памяти: Июнь
24 июня 1995 года Рамат-Ган. Взрыв террориста-смертника в автобусе. 6 погибших. «Исламский джихад» взял на себя ответственность за этот теракт.
Похожие темы
© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.