Речь Биньямина Нетаниягу на Генеральной Ассамблее ООН
"Речь не идет о том, будет ли побежден исламский фанатизм. Речь идет о том, сколько жизней будет потеряно, прежде чем это случится".
Израиль | 03.10.2021 | Embassies
Речь Биньямина Нетаниягу на Генеральной Ассамблее ООН
Фото: Биньямин Нетаниягу на трибуне ООН

Иран // Израиль // США // Биньямин Нетаниягу

Большое спасибо, г-н Президент. Очень приятно видеть в роли Президента Генеральной Ассамблеи ООН посла Государства Израиль. Рад видеть вас, уважаемые делегаты.

Дамы и господа,

Три тысячи лет назад царь Давид правил Еврейским государством в нашей вечной столице - Иерусалиме. Я говорю об этом для тех, кто заявляет, будто Еврейское государство не имеет корней в нашем регионе и что вскоре оно исчезнет. На протяжении всей нашей истории, еврейский народ превозмог всех тиранов, стремившихся нас уничтожить. Их идеологии были выброшены на свалку истории. Еврейский народ жив. На иврите мы говорим "Ам Исраэль Хай" - и Еврейское государство тоже будет жить вовеки.

Еврейский народ жил на Земле Израиля тысячелетиями. Даже после того, как большинство евреев были изгнаны со своей родины, еврейское присутствие веками сохранялось на Земле Израиля. Еврейские массы никогда не отказывались от мечты о возвращении в свое древнее Отечество. Вопреки всем законам истории, мы именно это и совершили. Мы собрали наших изгнанников, восстановили свою независимость и заново отстроили нашу национальную жизнь. Еврейский народ вернулся домой, и мы никогда не будем больше изгнанниками.

Вчера мы отмечали Йом Киппур - Судный День, самый святой день еврейского календаря. Каждый год, вот уже более трех тысяч лет, в этот день мы погружаемся в размышления и стремимся к покаянию. Мы пересматриваем свое прошлое. Мы молимся за наше будущее. Мы вспоминаем страдания наших преследований, великие испытания наших скитаний, и оплакиваем уничтожение трети нашего народа - шести миллионов - в пламени Холокоста.

Однако по окончании Судного Дня - мы празднуем. Мы празднуем возрождение Израиля. Мы празднуем героизм нашей молодежи, защищавшей наш народ с неукротимым мужеством Иисуса Навина, царя Давида и Маккавеев. Мы празднуем чудо процветания современного Еврейского государства.

В Израиле мы шагаем по тем же тропам, которыми шли наши праотцы Авраам, Ицхак и Иаков, проторяя в то же время новые пути в науке, технологии, медицине, сельском хозяйстве. На Земле Израиля прошлое и будущее живут сообща.

К сожалению, во многих других странах это не так. Сегодня на планете идет великая битва - между современным и средневековым. Силы современности стремятся к светлому будущему, в котором защищены права каждого человека, руке каждого ребенка доступна постоянно расширяющаяся цифровая библиотека человеческого знания, и каждая жизнь - священна. Силы средневековья стремятся создать мир, в котором женщины и меньшинства находятся в подчиненном положении, знание запрещено, прославляется смерть, а не жизнь.

Противостояние этих сил охватывает всю планету, но нигде оно не проявляется столь ярко, как на Ближнем Востоке. Израиль гордо занимает свое место в рядах сил современности. Мы защищаем права всех наших граждан - мужчин и женщин, евреев и арабов, мусульман и христиан - все они равны перед Законом.

Израиль также старается улучшить наш мир. Наши ученые получают Нобелевские премии. Наши знания - в каждом мобильном телефоне, в каждом вашем портативном компьютере. Мы помогаем предотвратить голод, орошая пустыни Африки и Азии. Недавно я был глубоко растроган, увидев во время визита в хайфский Технион, как человек, парализованный ниже пояса, легко поднимался по лестнице при помощи одного израильского изобретения.

С выдающимся творческим духом Израиля может сравниться лишь впечатляющее чувство сострадания, присущее нашему народу. Где бы на планете не произошла катастрофа - в Гаити, Японии, Индии, Турции, Индонезии - израильские врачи первыми идут на помощь, спасая жизни на операционных столах.

В минувшем году я потерял и своего отца, и своего тестя. В тех же больничных палатах, где заботились о них, израильские врачи лечили палестинских арабов. Каждый год тысячи жителей палестинских территорий, арабы со всего Ближнего Востока прибывают в Израиль, чтобы лечиться в израильских больницах, у израильских медиков. Я знаю, что вы не услышите это от других выступающих с этой трибуны, но это - правда. И важно, чтобы вы узнали эту правду.

Это происходит потому, что Израиль высоко ценит жизнь. Израиль высоко ценит мир и активно стремится к миру. Мы хотим сохранить наши исторические связи и наши исторические мирные соглашения с Египтом и Иорданией. Мы стремимся к прочному миру с палестинцами. Только что здесь выступал палестинский президент Махмуд Аббас. Я говорю и ему, и вам: наш конфликт не будет разрешен клеветническими речами в ООН. Это - не выход. Односторонними "декларациями о суверенитете" тоже ничего не решится. Мы должны вместе сесть за стол переговоров. Мы должны достичь взаимного компромисса, по которому демилитаризованное палестинское государство признает единственное в мире Еврейское государство.

Израиль хочет увидеть прогресс и мир на Ближнем Востоке. Мы хотим мирного сосуществования и взаимного уважения между тремя великими религиями, рожденными в нашем регионе - иудаизмом, христианством и исламом. Однако средневековые силы радикального ислама - те самые, которые на ваших глазах только что штурмовали американские представительства на Ближнем Востоке - выступают против этого.

Они стремятся к превосходству над всеми мусульманами. Они посвятили себя завоеванию мирового господства. Они хотят уничтожить Израиль, Европу, Америку. Они хотят задушить свободу. Они хотят покончить с современной цивилизацией.

Воинствующий ислам существует в разных формах - от правителей Ирана и их "стражей революции" до террористов Аль-Каеды и радикальных ячеек, скрытых по всему миру. Однако, несмотря на различия между ними, все они уходят корнями в одну и ту же ядовитую почву нетерпимости. Эта нетерпимость направлена прежде всего против других мусульман, а затем - против христиан, евреев, буддистов, индуистов, просто светских людей - всех, кто не готов склониться перед их неумолимой верой.Они хотят силой вернуть человечество в эпоху неоспоримых догм и непрекращающихся конфликтов.

В одном я уверен твердо - в конце концов они обязательно потерпят крах. В конце концов, свет обязательно рассеет тьму. Так уже бывало раньше. Около пятисот лет назад, печатный станок помог вырвать Европу из тьмы мракобесия. Со временем, невежество уступило путь Просвещению. Так и Ближний Восток со временем уступит непреодолимому напору свободы и технологии. Когда это случится, разум и любознательность будут править нашим регионом, а не фанатизм и подозрение.

Я думаю, что вопрос на самом деле стоит так: речь не идет о том, будет ли этот фанатизм побежден. Речь идет о том, сколько жизней будет потеряно, прежде чем это случится. И так тоже бывало в нашей истории.

Около 70 лет назад мир увидел рождение другой фанатичной идеологии, стремившейся к мировому господству. Она рухнула, сгорев дотла, успев при этом отнять жизни миллионов людей. Те, кто противостояли тогда этому фанатизму, слишком долго ждали. В конце концов они победили - но какой ужасной ценой!

Друзья, мы не можем допустить, чтобы это случилось вновь. На карту поставлено отнюдь не только будущее моей страны - речь идет о будущем всего мира. Ничто не может угрожать нашему общему будущему больше, чем Иран, вооруженный атомной бомбой. Чтобы представить себе, как будет выглядеть мир, в котором Иран стал ядерной державой, представьте себе, что Аль-Каеда заполучила атомную бомбу. Не имеет никакого значения, окажется ли это оружие в руках самого опасного террористического режима в мире или самой опасной террористической организациии. Оба они горят той же самой ненавистью, обоими движет та же страсть к насилию.

Посмотрите на содеянное иранским режимом до сих пор, пока у него не было ядерного оружия. В 2009 году этот режим жестоко подавил массовые протесты своих граждан, требовавших демократии. Сегодня его головорезы открыто и прямо участвуют в убийстве десятков тысяч граждан Сирии, в том числе тысяч детей.

Они содействовали убийству американских солдат в Ираке, и продолжают делать это в Афганистане. Ранее иранские наймиты убили сотни американских военнослужащих в Бейруте и в Саудовской Аравии.

Они превратили Ливан и Газу в гнезда терроризма, разместив почти сто тысяч ракет и реактивных снарядов среди гражданского населения. Тысячи этих ракет уже были выпущены по мирным жителям Израиля террористами- прислужниками Ирана.

В прошлом году они распространили свою сеть международного терроризма на две дюжины стран на пяти континентах - от Индии и Таиланда до Кении и Болгарии. Они даже замышляли взорвать ресторан в нескольких кварталах от Белого дома - чтобы убить дипломата.

И, разумеется, правители Ирана раз за разом отрицали Холокост и практически ежедневно призывали к уничтожению Израиля - как они сделали и на этой неделе с трибуны Объединенных Наций.

Итак, зная о том, как агрессивен Иран и без ядерного оружия, я прошу вас лишь представить себе этот режим с атомной бомбой в руках. Представьте себе их ракеты - с ядерными боеголовками, их инфраструктуры террора - с атомными бомбами. Кто из вас будет чувствовать себя в безопасности на Ближнем Востоке? Кто будет в безопасности в Европе? Кто будет в безопасности в США? Кто и где в мире сможет быть уверен в том, что ему ничто не угрожает?

Среди нас есть те, кто верит, что ядерный Иран можно будет сдержать, как удалось сдержать Советский Союз. Это - очень опасное допущение. Воинствующие джихадисты ведут себя совсем иначе, чем светские марксисты. В СССР не было террористов-самоубийц. Иран порождает их тысячами.

Политика сдерживания СССР имела успех, потому что всякий раз, когда советское руководство стояло перед выбором - выживание или идеология - оно выбирало выживание. Если Иран дотянется до атомной бомбы, политика сдерживания может не сработать. Лучше всего об этом сказал великий исследователь Ближнего Востока профессор Бернард Льюис - для иранских аятолл "взаимно гарантированное уничтожение" является не сдерживающим, а побудительным фактором!

Апокалиптические лидеры Ирана верят, что разрушительная "священная война" повлечет за собой возвращение средневекового "святого", которое принесет окончательную победу их версии радикального ислама. Они не просто верят в это - они руководствуются этой верой в своей политике и своих действиях. Послушайте, к примеру, аятоллу Рафсанджани: "Даже одна атомная бомба, взорванная в Израиле, уничтожит все, а исламскому миру она лишь нанесет ущерб". Рафсанджани сказал: "Размышлять о такой возможности - вполне рационально". Рационально... И это - один из так называемых иранских "умеренных".

Невероятно, но есть и те, кто уже начал проталкивать абсурдную идею о том, что ядерный Иран на самом деле "стабилизирует" Ближний Восток. Ну да. Это как сказать, что если Аль-Каеда получит атомную бомбу, наступит эра всеобщего мира.

Дамы и господа,

Вот уже больше 15 лет я говорю о необходимости предотвратить появление ядерного оружия в Иране. Я говорил об этом в ходе своей первой каденции на посту премьер-министра, и продолжал говорить об этом, покинув свой пост. Я говорил об этом, когда это было модно, и тогда, когда об этом не хотели слушать.

Я говорю об этом сейчас, потому что время уже позднее - очень позднее. Я говорю об этом сегодня потому, что когда речь идет о выживании моей страны, это не только мое право - это моя обязанность. Я убежден, что это - обязанность каждого ответственного лидера, стремящегося защитить мир во всем мире.

Почти десять лет международное сообщество пыталось остановить иранскую ядерную программу дипломатическим путем. Ничего из этого не вышло - Иран использует переговоры, чтобы выиграть время для своей ядерной программы.

Вот уже более семи лет международное сообщество пытается воздействовать на Иран с помощью экономических санкций. Под руководством президента Обамы, международное сообщество приняло некоторые из самых жестких санкций, действующих на настоящий момент. Я хочу поблагодарить правительства, представленные здесь, которые приняли участие в этих усилиях. Санкции дали результаты. Экспорт иранской нефти ограничен, иранская экономика тяжело пострадала. Тем не менее, мы должны взглянуть правде в глаза - санкции тоже не смогли остановить иранскую ядерную программу. По данным МАГАТЭ, только за минувший год Иран удвоил число центрифуг на подземном ядерном объекте в Куме.

В этот поздний час остается только один способ мирным путем помешать Ирану вооружиться атомной бомбой - установить Ирану четкую красную линию в отношении его ядерной программы. Красные линии не ведут к войне - они ее предотвращают. Взгляните на хартию НАТО - она четко провозгласила, что нападение на одну страну-члена блока будет рассматриваться как агрессия против всех союзников. В течение почти полувека красная линия НАТО помогла сохранить мир в Европе.

В ходе кубинского ракетного кризиса президент Кеннеди тоже установил красную линию. Эта красная линия предотвратила войну и тоже помогла сохранить мир на десятки лет.

А вот нежелание установить четкие красные линии на самом деле часто ведет к агрессии. Если бы западные державы установили в тридцатые годы красные линии, я убежден - нацистскую агрессию можно было бы остановить, Второй мировой войны можно было избежать.

В 1990 году, если бы Саддам Хуссейн услышал четкое "нет" своим планам захвата Кувейта, можно было бы избежать первой войны в Заливе.

Красные линии оказывали свой эффект и на иранский режим. В начале этого года Иран пригрозил закрыть Ормузский пролив. США установили четкую красную линию - и Иран отступил.

Такую красную линию можно установить на различных этапах иранской ядерной программы. Но чтобы этот шаг имел вес, прежде всего надо провести красную линию в одном, критическом месте этой программы - иранских усилиях по обогащению урана. Разрешите мне объяснить.

В принципе, любая бомба состоит из взрывчатого материала и механизма, поджигающего взрывчатку. Самый простой пример - это порох и фитиль. Поджигая фитиль, мы взрываем порох. В случае с иранскими планами изготовления атомной бомбы, "порох" - это обогащенный уран. "Фитиль" - это ядерный детонатор. Для Ирана гораздо сложнее накопить достаточно обогащенного урана, нежели изготовить детонатор.

Такой стране, как Иран, нужно много, много лет, чтобы обогатить уран в достаточном для бомбы количестве. Нужны тысячи тандемных центрифуг и большие промышленные предприятия. Эти объекты хорошо заметны и они все еще уязвимы. А вот ядерный детонатор - тот самый "фитиль" - Иран может изготовить гораздо быстрее, может быть, за год, может быть, всего за несколько месяцев. Детонатор можно сделать в небольшой мастерской величиной со школьный класс. Такую мастерскую будет гораздо сложнее обнаружить и атаковать, особенно в такой стране, как Иран, территория которой больше Франции, Германии, Италии и Британии вместе взятых.

Это же можно сказать и о небольшом объекте, где иранцы могут собрать ядерную боеголовку или просто бомбу, которую можно спрятать на корабле-контейнеровозе. Велики шансы на то, что и этот объект вы не сумеете найти.

Таким образом, единственный способ помешать Ирану создать ядерное оружие - это помешать Ирану накопить достаточное для бомбы количество обогащенного урана. Сколько же такого урана нужно для бомбы? Как близко Иран находится к этому порогу?

Я покажу вам. Я принес с собой чертеж. Вот он. Это бомба, это фитиль. В случае с иранскими ядерными амбициями, бомбу нужно наполнить достаточным количеством обогащенного урана. Иран должен пройти три этапа. На первом этапе они должны накопить необходимое количество урана низкого уровня обогащения. На втором этапе им надо обогатить уран до среднего уровня, и на последней, финальной стадии они должны накопить достаточно высокообогащенного урана для первой бомбы.

Где же сегодня находится Иран? Иран завершил первый этап. На это у них ушло много лет, но они завершили первый этап, пройдя 70% пути. Сегодня они добились прогресса на втором этапе, и если будут придерживаться нынешних темпов обогащения, то уже будущей весной, максимум - летом, они завершат и второй этап, перейдя к заключительной фазе обогащения. С этого момента потребуется всего несколько месяцев, может быть - и всего несколько недель, чтобы в руках иранцев оказалось достаточно материала для первой бомбы.

Дамы и господа,

То, что я вам сейчас рассказал, основывается отнюдь не на секретной информации или на данных военной разведки, а на доступных в Интернете отчетах Международного Агентства по Атомной Энергии. И если таковы факты, то где следует провести красную черту?

Здесь - до того, как Иран завершит второй этап обогащения урана, необходимого для производства атомной бомбы. До того, как Иран окажется на расстоянии нескольких месяцев или даже недель от накопления достаточного количества урана оружейного уровня обогащения. С каждым днем этот момент становится ближе. Поэтому я выступаю сегодня с таким чувством неотложности, которое должен испытывать каждый из нас.

Некоторые утверждают, что даже если Иран завершит процесс обогащения урана, даже если Иран перейдет эту красную черту, наши разведывательные структуры узнают, когда и где Иран намерен изготовить детонатор, собрать бомбу и приготовить боеголовку. Что ж, никто не ценит работу наших разведчиков больше, чем премьер-министр Израиля. Все ведущие разведки отлично делают свою работу, в том числе и наша. Они сорвали многие планы террористов. Они спасли множество жизней. Но они не безупречны.

В течение двух лет наши разведки не знали, что Иран строит под горой огромный атомный обогатительный комбинат. Готовы ли мы рисковать безопасностью всего мира, полагая, что вовремя обнаружим маленькую мастерскую в стране величиной с пол-Европы?

Дамы и господа,

Вопрос состоит не в том, когда Иран получит свою бомбу. Вопрос состоит в том, на каком этапе мы больше не сможем помешать Ирану заполучить свою первую бомбу. Красная линия должна перечеркнуть иранскую программу обогащения урана потому, что обогатительные комбинаты - это единственный элемент иранской ядерной программы, который мы в состоянии обнаружить и атаковать, имея значительные шансы на успех.

Я верю, что, натолкнувшись на столь четкую красную линию, Иран отступит. Это даст дополнительное время дипломатии и санкциям, призванным убедить Иран полностью ликвидировать свою программу ядерных вооружений.

Два дня назад с этой самой трибуны президент Обама вновь повторил - угрозу Ирана, вооруженного атомной бомбой, невозможно будет сдержать. Я, как и все граждане моей страны, высоко оцениваю позицию президента. Нас объединяет цель - пресечь иранскую программу ядерных вооружений. Она объединяет весь израильский народ. Она объединяет американцев - демократов и республиканцев. Ее разделяют важные лидеры нашей планеты.

То, о чем я говорил сегодня, поможет добиться этой общей цели. Израиль ведет консультации по этому вопросу с Соединенными Штатами, и я убежден, что вместе мы сможем наметить дальнейший путь вперед.

Дамы и господа,

Столкновение между силами современности и средневековья не должно означать конфликта между прогрессом и традицией. Традиции еврейского народа уходят своими корнями в тысячелетия. Они - источник наших коллективных ценностей, они - фундамент наших национальных сил.

В то же время, еврейский народ всегда с надеждой смотрел в будущее. На всем протяжении истории, мы были на переднем крае усилий по распространению свободы, равенства и прав человека. Мы поддерживаем эти принципы не вопреки, а благодаря нашим традициям. Мы следуем словам еврейских пророков Исайи, Амоса и Иеремии - относиться ко всем с равным уважением и милосердием, вершить правосудие, ценить жизнь, молиться и бороться за мир.

Это - вечные ценности моего народа, величайший дар евреев всему человечеству. Давайте же сегодня примем на себя обязательство - защитить эти ценности, чтобы мы могли защитить свободу и нашу общую цивилизацию.

Спасибо вам

28.09.2012.

Новости
  • Закон об ограничении срока полномочий премьер-министра будет продвигаться‎
    Закон, продвигаемый министром юстиции Гидеоном Сааром, ограничит срок полномочий премьер-министров 8 годами и не будет иметь обратной силы • «Ликуд»: «Явно антидемократический закон» • Саар: «Правительство будет действовать в интересах граждан, а не в своих собственных интересах и интересах своего выживания» ‎
  • ‎ХАМАС: Если Израиль не заплатит цену, его пленники не увидят свет‎
    ‎ХАМАС требует освобождения вдохновителя террористов Марвана Баргути (ФАТХ) и Ахмада Саадата (НФОП), а также шести террористов, совершивших побег из тюрьмы Гильбоа в сентябре, сказал в интервью «Al-Jazeera» заместитель главы администрации сектора Газы, член политбюро террористической группировки ХАМАС Халиль аль-Хайя.
  • Воинственное послание Ирана США и Израилю
    Мяч на стороне Вашингтона. Отсутствие реакции на ракетный обстрел военной базы США в Танфе будет истолковано как слабость и повлечет за собой дальнейшие атаки Ирана.
Израиль

Суд над Нетаниягу: не исключено, что будет создана комиссии по расследованию

Очевидный вывод из еще одной недели замешательства в окружном суде Иерусалима заключается в том, что должен быть найден способ остановить судебный процесс над Нетаниягу • На каком-то этапе кто-то должен встать и сказать, что нужно проверить, не была ли здесь допущена шибка по небрежности • Как и руководители оборонного ведомства после войны Судного дня, руководители системы правосудия должны будут дать отчет.

Ракурс | 27.11.2021 | Исраель Айом | יעקב ברדוגו |

Суд над Нетаниягу: не исключено, что будет создана комиссии по расследованию
Фото: אורן בן חקון // Нетаниягу в суде

Биньямин Нетанигу // Судебная система

Очевидный вывод из еще одной недели замешательства в окружном суде Иерусалима заключается в том, что должен быть найден способ остановить судебный процесс над Нетаниягу.

Вполне вероятно, что для многих это прозвучит как слишком смелый, слишком дерзкий и слишком поспешный призыв. В конце концов, в Иерусалиме есть судьи, и именно там вершится правосудие. И вообще, столько ресурсов и лучших умов было задействовано в расследовании, в формулировании обвинительного заключения, в подготовке и подаче искового заявления. О дилетантстве или самодеятельности не может быть и речи. Особенно когда речь идет о деле с далеко идущими политическими, национального масштаба последствиями. Да и нет смысла в том, что те, кто принимал участие в этой работе, особенно генеральный прокурор Авихай Мандельблит, стали бы подвергать опасности свою репутацию и престиж.‎ Не так ли?

‎Но, по-видимому, именно на это они и рассчитывали, те, кто стоит за разваливающимся обвинительным заключением. Рассчитывали на то, что многие будут думать - «дилетанство, самодеятельность? это невозможно, такого не может быть». Рассчитывали на то, что будет предъявлено, создающее прецедент, обвинительное заключение, а затем они объявят о пересмотре и в обвинения будут внесены поправки, а мы скажем - «ничего страшного, так бывает». Рассчитывали на то, что мы услышим о загадочных упражнениях на допросах и снова скажем - «это невозможно, такого не может быть». Рассчитывали на то, что мы узнаем о появлении новых свидетелей, изменении версий, узнаем о несоответствии между сказанным на допросе, и тем, что было сказано в суде, и снова скажем - «такое случается». Что мы узнаем, что показания нового свидетеля противоречат версии обвинения, и дружно скажем «возможно у следующего свидетеля получится лучше». По-видимому, именно на это они и рассчитывали.

Такая уверенность в том, что все можно сделать без последствий, называется концепцией. Концепцией, опирающейся на избыточную самоуверенность и, располагающей средствами массовой информации и судебными репортерами, которые в любом случае представят все в нужном системе свете. Концепцией, опирающейся на политическую систему, в которой многие обязаны своей политической жизнью прокуратуре и чья судьба связана с исходом судебного разбирательства. Концепцией, в основе которой лежит уверенность в том, что общественность, в лучшем случае, выразит свое недоверие в опросах, но не выйдет из социальных сетей.

И как рушится в суде обвинение во взяточничестве в деле 4000, так рушится и эта концепция. И это особенно ощущается на этой неделе.

Ранее нам сообщили, что будет большой «бум», когда заговорит Илан Иешуа, или когда бывший генеральный директор минсвязи Ави Бергер даст показания. Но «бума» не произошло. Тогда нас заверили, что с Нир Хефец все будет по-другому и подготовили нас, предварительно опубликовав судебные протоколы. Нас убеждали, что тот, кому предоставлен иммунитет от уголовного преследования для дачи показаний, вот-вот обрушит на Нетаниягу всю мощь юридического и медийного ада. Журналисты и комментаторы запасались попкорном, а в некоторых правительственных учреждениях даже охладили шампанское. И вот, это снова произошло: новый свидетель лишь освещает дыры в обвинительном заключении, и на этот раз даже судьи замечают обвинению, что в некоторых частях показаний свидетеля обвинения не наблюдается доказательной ценности.

На каком-то этапе кто-то должен встать и сказать, что нужно проверить, не была ли здесь допущена шибка по небрежности. Не было ли здесь юридической ошибки с катастрофическими политическими и национального масштаба последствиями. Не было ли здесь системного сбоя правовой системы или профессионального сбоя со стороны тех, кто участвует в этой работе. Ошибка, небрежность или сбой - все это означает, что нужно здесь и сейчас остановить судебный процесс, проделать серьезную домашнюю работу и быть готовыми признать промахи, а при необходимости - взять на себя ответственность.

И лучше чтобы это произошло сейчас, изнутри, контролируемым образом, и еще до того, как требование подотчетности придет извне, от общественности. А оно приедет. Судебная власть пользуется иммунитетом, которого не удостоилась ни одна профессиональная или бюрократическая элита. Военные и силовые ведомства являются объектом пристального внимания журналистов и гражданского общества, и любая катастрофа или неудачная операция вызывает обоснованное государственное расследование. Создается комиссия по расследованию, изучает, проверяет и делает выводы. Что верно в отношении военного ведомства, также верно и в других сферах: экономике, образовании, здравоохранении. Только одна группа чиновников может позволить себе запереться в зубчатой башне из слоновой кости, и, ощущая себя в безопасности, назначать и быть назначенными, воспроизводить себе подобных и скрывать свои упущения. Даже недоверие общественности их совершенно не беспокоит: действительно, что общественность может им сделать?‎

Суд над Нетаниягу, флагманское судебное разбирательство системы, может изменить эту реальность. За мантией профессионализма и высоких слов, в худшем случае, доминируют сторонние интересы и мотивы, а в лучшем – непростительное дилетантство. Миллионы граждан Израиля, у которых была отнята демократия, теперь видят за что и по какой причине их лишили политической силы.‎

Суд над Нетаниягу может оказаться провалом судебной системы масштабов войны Судного Дня. Не только в смысле системного, профессионального и функционального сбоя, уже приведшего к ущербу, но и в смысле конца эры неприкасаемых идолов. Все начинается с сетей, с отдельных смелых журналистов, представителей средств массовой информации и судебных репортеров, готовых пойти против линии истеблишмента. И продолжается с растущим движением юристов, которые набираются смелости, чтобы выразить чрезвычайно резкую критику в адрес системы, известной своей мстительностью. И находит отражение в общественных организациях, занимающихся гражданским надзором за системой правосудия, таких как Project 315, который ставит под сомнение большую часть доказательств обвинения.

Суд над Нетаниягу запустил процессы, которые уже нельзя остановить: недоверие общественности к судебной системе в конечном итоге выльется в громкий и четкий публичный призыв - остановить судебное разбирательство, изучить то, как велось следствие и насколько ответственным был подход. И, как и руководители оборонного ведомства после войны Судного дня, так и руководители системы правосудия должны будут дать отчет.

Так что лучше, чтобы это исходило от них, причем изнутри. Суд не в праве остановить судебное разбирательство без ходатайства  защиты. Но добираться туда не рекомендуется. Лучше, чтобы этот процесс возглавила сама государственная прокуратура. У генерального прокурора есть и другой способ предотвратить вероятность системного коллапса - объявить о консультациях с целью прояснения поведения обвинения, предоставления публичного отчета и переоценки шансов на получение обвинительного приговора по основному и тяжелому обвинению : взяточничеству.‎

Все должно быть сделано прозрачно, исходя из одного намерения: восстановить доверие общественности к системе. Если это не будет сделано изнутри и добровольно, общественное давление усилится, и от заинтересованных лиц по-прежнему могут потребовать объяснения в комиссии по расследованию.

Звучит абсурдно? В Израиле есть достаточно чемпионов и многократных чемпионов, хоть многие и не верили, что они ими станут.‎

Новые публикации
Опрос недели

За какую партию вы бы проголосовали, если бы выборы состоялись сейчас?







‎Китай и Россия опережают Америку‎

США пожимают плечами, в то время как китайцы и русские разрабатывают противоспутниковые системы, а также гиперзвуковые ракеты.

Ракурс | 26.11.2021 | Исраель Айом | קרולין גליק |

‎Китай и Россия опережают Америку‎
Фото: Илюстрация

Израиль // США // Китай // Россия

События последних недель стали подтверждением суровой правды: Соединенные Штаты Америки не могут называться и больше не являются могущественной сверхдержавой, какой они считались и были со времен окончания холодной войны. Стратегические последствия такого положения дел драматичны как для США, так и для их союзников.

Позиция нации в мировой иерархии основана на двух вещах - ее возможностях и ее авторитете. Возможности Америки по сравнению с ее сверхдержавными конкурентами значительно уменьшились. Как и уменьшился ее авторитет.

‎На протяжении более чем одного поколения лидеры США избегали «размещения оружия в космосе». Но пока они поздравляли себя с проявленной сдержанностью, китайцы и русские вооружили космос.

‎16 ноября Россия запустила ракету земля-воздух, которая уничтожила устаревший спутник-шпион «Космос», расположенный в опасной близости от Международной космической станции. Его разрушение привело к возникновению достаточно большого количества фрагментов поставивших под угрозу Международную космическую станцию и восемь астронавтов (включая двух россиян) на борту. НАСА ответило осуждением.‎

‎Все это подводит нас к Китаю.‎

Противоспутниковая программа Китая намного обширнее, чем российская. Китай обладает ракетами, способными уничтожать спутники, а также лазерными технологиями и технологиями постановки помех, способными блокировать спутниковую связь. В прошлом месяце Китай на несколько уровней повысил возможности своего противоспутникового оружия, выведя на орбиту спутник "Шицзянь-21". "Шицзянь-21" - спутник, как утверждают китайцы, предназначен для испытания технологий по сбору «космического мусора».

‎‎У генерала ВВС США Джеймса Дикинсона есть другое, более правдоподобное объяснение предназначению этого оружия. Выступая перед Конгрессом в апреле, Дикинсон сказал: «Космическая технология роботов-манипуляторов может быть использована в будущем для борьбы с другими спутниками».

‎Другими словами, «космический мусор», о котором говорил Китай, — это американские спутники.‎

Примечание: Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что Кремль не видит угрозы в испытании Китаем сверхзвуковой ракеты с ядерной боеголовкой, о котором сообщили западные СМИ. Пекин, впрочем, утверждает, что испытано было не оружие, а ракета-носитель для космических полетов.

‎Успешная атака на американские спутники парализует вооруженные силы США и их союзников. В зависимости от того, насколько сильно будут повреждены американские спутники, противоспутниковый удар может также обвалить экономику США и значительную часть мировой экономики.‎

‎В интервью в прошлые выходные на форуме по вопросам безопасности в Галифаксе, Канада, заместитель командующего Космических сил США генерал Дэвид Томпсон обсудил реакцию США на агрессивные действия Китая и России направленные против американских спутников.‎

‎Томпсон заявил, что Космическое командование ВВС США сосредоточено на усилении «космической архитектуры национальной обороны». Идея состоит в том, чтобы значительно увеличить количество спутников и рассредоточить их, при этом изменив способ их взаимодействия друг с другом и с Землей с целью уменьшить угрозу атак из космоса, направленных против США и их союзников. Проблема в том, что на все это требуются средства. И неясно, появятся ли деньги, и сколько времени потребуется для создания необходимой обороны.

‎Томпсон напрямую не обсуждал наступательные возможности США направленные против китайских или российских спутников. Он отметил, что уничтожение спутников ракетами «земля-воздух» — довольно простая задача, которую может выполнить любое государство обладающее баллистическими ракетами. Эксперт по ракетным технологиям доктор Стивен Брайен ‎‎в недавнем выпуске моей веб-трансляции отметил,‎‎ что США способны запускать свои собственные спутники, обладающие возможностью уничтожать спутники противника. Но на сегодняшний день Пентагон не проявляет к этому никакого интереса.

‎Тот факт, что и Россия, и Китай имеют возможность уничтожать или наносить ущерб спутниковым системам США, можно считать достаточно серьезной угрозой, даже если бы это был единственный аспект милитаризации космоса двумя державами. Но это не единственная и даже не самая большая угроза, с которой сталкиваются США из-за милитаризации космоса своими противниками. Угроза гиперзвуковых ракет намного серьезней.‎

‎Гиперзвуковая скорость в 5-20 раз превышает скорость звука. По словам генерала Джона Хайтена, заместителя начальника Объединенного комитета начальников штабов США, за последние пять лет китайцы провели сотни испытаний гиперзвуковых ракет, в то время как США провели только девять. Основная опасность, исходящая от гиперзвуковых ракет, заключается в том, что они управляемы с момента запуска и до момента удара. Они могут менять направление на протяжении всего полета. В сочетании с их высокой скоростью гиперзвуковые ракеты сложно обнаружить и невозможно перехватить.‎

‎В прошлом месяце ‎‎«Financial Times»‎‎ сообщила, что летом Китай запустил гиперзвуковую ракету, которая успешно облетела Землю, прежде чем разогналась до намеченной цели. Американцы, как сообщается, были ошеломлены этим запуском. В США полагали, что китайцы далеки от реализации такого рода возможностей.‎

‎Русские впервые развернули гиперзвуковые ракеты в 2018 году. С тех пор они разработали и развернули ракеты наземного, воздушного, морского и космического базирования. На прошлой неделе Хайтен предупредил, что китайская система выглядит как «система первого удара», то есть она может стать основой внезапного ядерного нападения Китая на США.‎

‎Ранее в этом году США и Израиль заключили соглашение о совместной разработке программы противоракетной обороны «Arrow 4». Программа будет осуществляться компаниями «Israel Aircraft Industries» и «Lockheed-Martin». Одной из целей программы является разработка и развертывание системы защиты от гиперзвуковых ракет. Поскольку на Ближнем Востоке нет держав с гиперзвуковыми возможностями, назначение программы «Arrow 4» очевидно. Впервые США сотрудничают с Израилем над разработкой технологий, которые в первую очередь защитят США.‎

‎На форуме в Галифаксе Томпсон признал, что у США в настоящее время нет гиперзвуковых ракет. Хотя армия, флот и военно-воздушные силы разрабатывают гиперзвуковые системы, он признал, что США потребуются годы, чтобы достичь возможностей, которыми уже обладают Россия и Китай. Другими словами, в течение следующих нескольких лет Россия и Китай получат стратегическое преимущество перед США. Их гиперзвуковые ракеты в сочетании с их противоспутниковыми системами и серьезностью намерений делают США более уязвимыми в случае иностранного нападения, чем это было со времен окончания Второй мировой войны.‎

‎Все это было бы гораздо менее обескураживающим, если бы США демонстрировали серьезность намерений в отношении своих союзников или врагов. Но все обстоит с точностью наоборот.

Хайтена спросили, представляют ли испытания китайской гиперзвуковой ракеты новый «феномен Спутника», подобный панике, охватившей американцев после того, как Советский Союз в 1957 году запустил первый искусственный спутник Земли - «Спутник-1». Эта паника стимулировала огромные инвестиции в развитие технологий в США. Ответ Хайтена был поучительным.

Хайтен сказал: «С технологической точки зрения это довольно впечатляюще».

‎«Но «Спутник» создал ощущение срочности в Соединенных Штатах. Испытания китайской гиперзвуковой ракеты 27 июля не создали ощущения срочности. Я полагаю, что они должны были создать такое ощущение».‎

‎Космос — не единственное место, где США пожимают плечами в ответ на растущие угрозы. Возьмем, к примеру, Иран и его ядерную программу.‎

‎Излишне напоминать, что несмотря на то, что США отстают от Китая и России в области противоспутниковых систем космического базирования, они значительно опережают Иран по всем видам вооружений. По мере того, как Иран приближается к ядерной финишной черте, США могут довольно легко помешать ему стать ядерной державой. Но ни враги США, ни их союзники не считают, что у США есть какие-либо намерения это сделать.‎

‎В преддверии возобновления непрямых ядерных переговоров с Ираном в Вене, администрация Байдена предприняла некоторые шаги чтобы укрепить доверие к себе со стороны союзников. Министр обороны Ллойд Остин посетил Израиль и страны Персидского залива и заявил: «США вас не бросят». Центральное командование Вооружённых Сил США провело первые в своем роде совместные учения ВВС, в которых участвовали Израиль, ОАЭ и Бахрейн. А американские B-2 пролетели над Израилем в сопровождении израильских F-15.‎

‎Обо всех этих шагах было доложено с должным энтузиазмом. Но никто не воспринял их всерьез. Это верно по двум причинам.

‎Во-первых, цель переговоров в Вене состоит в том, чтобы убедить новых фанатичных лидеров Ирана согласиться с временными (и краткосрочными) ограничениями ядерной сделки 2015 года в обмен на массовый приток капитала и инвестиций в результате смягчения санкций США.  Если Иран согласится на сделку, он все равно преодолеет ядерный порог в относительно короткие сроки. В то же время, если США отменят экономические санкции, у Ирана появятся дополнительные средства для дальнейшей эскалации своих прокси-войн против Израиля и суннитских государств Персидского залива.‎

‎Во-вторых, сигналы, которые администрация Байдена посылает своим союзникам, чтобы продемонстрировать свой авторитет, были сведены на нет ее реальными действиями. Не желая блокировать Иран на его пути к ядерному оружию, США не смогли ответить на иранскую агрессию против своих собственных сил в Сирии и Персидском заливе. На прошлой неделе, следуя по стопам администрации Обамы, высокопоставленный чиновник администрации Байдена заявил «New York Times»,‎‎ что США требуют от Израиля прекратить «контрпродуктивные» действия против Ирана. Посыл был ясен. И все его поняли.‎

‎Позиция Америки по отношению к России и Китаю мало чем отличается. За последние несколько недель Россия развернула почти сто тысяч военнослужащих вдоль восточной границы Украины. Киев предупреждает, что российское вторжение может произойти уже в конце января. Но только на этой неделе администрация начала обсуждать возможность отправки оборонительного оружия и военных советников в Украину. И только сейчас ЕС и США начинают обсуждение возможности введения экономических санкций в отношении России. И они будут введены – если вообще будут введены - только после того, как Россия вторгнется в Украину.

‎Еще более тяжелая ситуация в отношении Китая. На прошлой неделе Байден провел долгожданный онлайн-саммит с председателем КНР Си Цзиньпином. Саммит проходил в период обострения напряженности между двумя сверхдержавами, усугубляемой растущими угрозами Китая в отношении Тайваня.

‎Как объяснил изданию «‎‎Newsweek» ‎‎полковник морской пехоты США в отставке Грант Ньюшем из Центра политики безопасности - «доверие к Америке будет разрушено в Азиатско-Тихоокеанском регионе и во всем мире», если США не смогут защитить Тайвань.‎

‎Учитывая ставки для самих США, можно было ожидать, что Байден предупредит Си, что США не будут бездействовать, если Пекин продолжит угрожать Тайваню. Но, судя по всему, этого не произошло.

‎Китайские СМИ сообщили, что Байден и Си находятся «на одной волне» в отношении статуса Тайваня. Президент Байден ясно подтвердил, что США придерживаются политики «одного Китая». Беспозвоночная позиция Байдена по Тайваню не единственная область, в которой он демонстрировал слабость. Байден не призвал Китай к ответу за его отказ сотрудничать с международным расследованием происхождения COVID-19. Он также не упомянул о наращивании ядерного потенциала Китаем и о его агрессивных действиях в космосе.

‎Тем не менее, Байден довольно долго говорил об изменении климата.‎

США по-прежнему - самая могущественной держава в мире и все еще в состоянии одержать победу или, как минимум, нанести огромный ущерб своим врагам. Но независимо от того, имеет ли США дело с Ираном или Китаем, Россией или Афганистаном, стратегический авторитет США в глазах мирового сообщества подорван. Ни союзники Соединенных Штатов, ни их враги не принимают всерьез их обязательства или угрозы. Отставая от своих противников в космическом оружии, США демонстрируют слабость намерений, которая провоцирует агрессию против них самих, против их интересов и против их союзников.‎

Новости
  • Закон об ограничении срока полномочий премьер-министра будет продвигаться‎
    Закон, продвигаемый министром юстиции Гидеоном Сааром, ограничит срок полномочий премьер-министров 8 годами и не будет иметь обратной силы • «Ликуд»: «Явно антидемократический закон» • Саар: «Правительство будет действовать в интересах граждан, а не в своих собственных интересах и интересах своего выживания» ‎
  • ‎ХАМАС: Если Израиль не заплатит цену, его пленники не увидят свет‎
    ‎ХАМАС требует освобождения вдохновителя террористов Марвана Баргути (ФАТХ) и Ахмада Саадата (НФОП), а также шести террористов, совершивших побег из тюрьмы Гильбоа в сентябре, сказал в интервью «Al-Jazeera» заместитель главы администрации сектора Газы, член политбюро террористической группировки ХАМАС Халиль аль-Хайя.
  • Воинственное послание Ирана США и Израилю
    Мяч на стороне Вашингтона. Отсутствие реакции на ракетный обстрел военной базы США в Танфе будет истолковано как слабость и повлечет за собой дальнейшие атаки Ирана.
В сети
Марк Радуцкий  [ ФБ ]

Нет никакой особой арабской преступности 

Есть диверсионная война арабского национального движения против еврейской государственности с использованием вооруженных арабских криминальных кланов 

Участие армии и общей службы безопасности ( ШАБАК) в борьбе с "арабской преступностью" есть признание этого факта 

Как и коллаборационизм министра полиции от партии Авода Бар Лева , рапортующего Тиби о недопущении армии к борьбе с арабскими диверсантами


Теория игр: проблема выживания правительства в соответствии с «дилеммой заключенного»

В конечном итоге, каждый депутат Новой Надежды и Ямина выбирает тот вариант , который, по его мнению, максимизирует его собственную выгоду, не заботясь о выгоде других.

Ракурс | 25.11.2021 | Макор Ришон | אופיר פרבר |

Теория игр: проблема выживания правительства в соответствии  с «дилеммой заключенного»
Фото: אורן בן חקון // Гидеон Саар, Нафтали Беннет

Правительство перемен // Ямина // Новая Надежда

Дилемма заключенного (Prisoner's dilemma) — фундаментальная проблема в теории игр, согласно которой рациональные игроки не всегда будут сотрудничать друг с другом, даже если это в их интересах. Предполагается, что игрок («заключённый») максимизирует свой собственный выигрыш, не заботясь о выгоде других.

В дилемме заключенного предательство строго доминирует над сотрудничеством, поэтому единственное возможное равновесие — предательство обоих участников. Проще говоря, каким бы ни было поведение другого игрока, каждый выиграет больше, если предаст. Поскольку в любой ситуации предать выгоднее, чем сотрудничать, все рациональные игроки выберут предательство.

Классическая формулировка дилеммы заключенного такова:

Двое преступников — А и Б — попались примерно в одно и то же время на сходных преступлениях. Есть основания полагать, что они действовали по сговору, и полиция, изолировав их друг от друга, предлагает им одну и ту же сделку: если один свидетельствует против другого, а тот хранит молчание, то первый освобождается за помощь следствию, а второй получает максимальный срок лишения свободы (10 лет). Если оба молчат, их деяние проходит по более лёгкой статье, и каждый из них приговаривается к полугоду тюрьмы. Если оба свидетельствуют друг против друга, они получают минимальный срок (по 2 года). Каждый заключённый выбирает, молчать или свидетельствовать против другого. Однако ни один из них не знает точно, что сделает другой. Что произойдёт?

«Дилемма заключенного» - также хороший способ попытаться оценить шансы на выживание израильского правительства, то есть попытаться определить причину и вероятность его падения.

Согласно опросам, две так называемые правые партии, Ямина и Новая Надежда, находятся под угрозой исчезновения. В некоторых опросах они проходят процент блокировки, в некоторых - балансируют на грани, а в некоторых они видят электоральный барьер исключительно снизу. Это означает, что 12 депутатов Кнессета (шесть депутатов, без Шикли, от партии Ямина и шесть - от Новой Надежды) понимают, что если причиной падения правительства станет не он, а кто-либо другой, с большой долей вероятности означает конец их политической карьеры. Другими словами, каждый из членов этих партий, представленных в Кнессете, по-видимому,  предполагает, что, если правительство продержится четыре отведенных ему года, то у его партии и у него будет достаточно времени, чтобы заново изобрести себя и добиться успеха на следующих выборах. Вот почему у них есть общий интерес: проглотить слюну и, не взирая  на воображаемые боли в животе, поддерживать это довольно странное правительство.

В то же время каждый из этих депутатов знает, что для свержения правительства достаточно одному из них вернуться в правый лагерь, где его, вероятно, примут как героя, помилуют и простят, остальных в этом случае ожидает забвение.

То есть, десять депутатов Кнессета (исключим из списка Нафтали Беннета и Гидеона Саара) понимают, что лучше всего для них как коллектива — это то чтобы правительство продержалось до следующих выборов, но в то же время они понимают, что достаточно чтобы один из них перешел на другую сторону, чтобы остальным девяти пришлось иметь дело с наихудшим для них сценарием.

Это классическая ситуация «дилеммы заключенного», и, вполне вероятно, что в конечном итоге отсутствие уверенности в сочетании с понятным и естественным желанием «выжить» как политик приведет к тому, что один из них перейдет на другую сторону, кроме того, нынешняя политическая реальность также подпитывает вероятность такого сценария и, похоже, способна его ускорить.

Оппозиционный правый блок уже объявил, что первый кто выступит против правительства и фактически приведет к его роспуску, будет встречен с распростертыми объятиями, но только первый и только один.  По-видимому, именно поэтому Айелет Шакед время от времени осторожно транслирует правому избирателю, что она все еще является частью правого блока.

Кроме того, время «после бюджета» уже пришло, и животрепещущие вопросы как и разногласия внутри коалиции начинают всплывать на поверхность. Нежелание или неспособность партии РААМ осудить на арабском теракт в Иерусалиме, продвигаемый ими же  «закон об электричестве», полемика вокруг Западной стены и многое другое вынуждает так называемую правую часть коалиции продвигаться все дальше и дальше в направлении идеологии, которая им когда-то не нравилась.

Согласно «дилемме заключенного», цена, которую каждому из этой десятки депутатов придется заплатить, если один из них отдаст предпочтение собственным интересам и свергнет правительство, будет расти. Представьте, что вы купили квартиру, а цены на недвижимость чудесным образом внезапно упали. До тех пор пока вам не нужны деньги и вам не нужно продавать квартиру, снижение стоимости квартиры на вас не повлияет, потому что в долгосрочной перспективе цены на недвижимость, вероятно, снова вырастут. Но что произойдет, если вам вдруг понадобятся деньги и вам придется продавать?  Вам придется продать квартиру по убыточной цене. В этом и заключается дилемма депутатов Ямина и Новой надежды: до тех пор, пока на горизонте нет выборов, обесценивание в глазах общественности никак на них не повлияет. Но что произойдет если будут выборы? Они однозначно их проиграют.

Головную боль каждого из этих десяти усиливает и то, что не только они могут свергнуть правительство, но израильская действительность настолько сложна, что даже внешнее мега-событие, такое как раунд боевых действий в Газе или новая волна коронавируса, может привести к роспуску правительства. И в этом случае ни один из них не сможет насладится возможностью вернуться к своей, якобы, естественной электоральной базе.

Дилемма заключенного — структура, которую можно наблюдать при моделировании ряда ситуаций социальных взаимоотношений индивидов, заинтересованных в получении тех или иных выгод, где результаты решения одного индивида в рамках определенных условий зависят от решения другого индивида. В конечном счете, каждый выбирает тот вариант, который, по его мнению, будет наиболее выгодным.

По мере того, как правительство демонстрирует все больше признаков слабости, нестабильности, внутренней борьбы, и по мере того, как опросы продолжают предсказывать реальную политическую опасность для партий Ямина и Новая Надежда, увеличивается  вероятность того, что один из представителей этих партии поступит правильно (для него), что и приведет к роспуску правительства.

© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.