Кто в доме хозяин или почему полиция должна находиться под управлением городских властей
Государство Израиль утратило свою власть перед лицом преступности арабов и бедуинов. Речь идет не о некомпетентности полицейских и офицеров, не о бюрократической неуклюжести или недостатке ресурсов — все это отговорки, которые не раскрывают корень проблемы.
Ракурс | 27.10.2021 | Исраель Махар | משה פייגלין |
Мнение
Кто в доме хозяин или почему полиция должна находиться под управлением городских властей
Фото: Илюстрация

Еврейское Государство // Общество

Почему на полицейских нападают в арабских городах?

Как израильская полиция позволила погрому в Лоде продолжаться всю ночь?

Как случилось, что женщины в Беэр-Шеве боятся выйти из дома?

И почему мэр Беер-Шевы считает единственным действенным решением «американскую модель»?

Государство Израиль утратило свою власть перед лицом преступности арабов и бедуинов. Речь идет не о некомпетентности полицейских и офицеров, не о бюрократической неуклюжести или недостатке ресурсов — все это отговорки, которые не раскрывают корень проблемы.

В "смешанных" городах евреи живут в постоянном страхе.

Бизнесы вынуждены платить рэкетирам, на дорогах арабы творят, что хотят, им безнаказанно сходят с рук кражи, грабежи со взломом и даже убийства.

И такой беспредел происходит везде: в заповедниках, в парках, на пляжах, и особенно в Негеве.

Этому есть 2 причины: с одной стороны, слишком мало справедливости, с другой – слишком большая централизация.

Вопрос централизации вторичен. Даже если полиция перейдет в управление местных властей, даже если жители Беэр-Шевы сами будут выбирать начальника местной полиции, даже если его профессиональное будущее будет зависеть от местных жителей, проблема не будет решена, если этому местному командиру не будет оказана вся поддержка государства (включая верховное командование, справедливую и эффективную судебную систему и благожелательную прессу). Такой поддержки сегодня нет из-за потери чувства справедливости и легитимности еврейского государства на Земле Израиля.

Следовательно, необходимо снова и снова упоминать, что корень проблемы не в том, кто командующий и какие средства ему доступны, а в том, кому принадлежит эта страна, евреям или арабам. Чья власть здесь по- справедливости?

Но важна и проблема централизации, так как государство стремится сосредоточить в своих руках широчайший контроль над жизнью человека: над его образованием, экономическим благополучием, здоровьем, и, прежде всего, его личной безопасностью.

Слишком мало справедливости

Мы недаром спросили, кому здесь принадлежит земля и государство. Мы спрашиваем и про землю, и про государство, – потому что ответ, кому принадлежит государство, вытекает из ответа, кому принадлежит земля.

В начале 1990-х годов был принят закон, добавивший к определению государства Израиль термин «демократическое». Но демократия — это всего-навсего предпочтительная система правления. Это определение затушевывает основную причину создания Израиля как еврейского государства. Смысл создания государства предшествует его политическому устройству. "Еврейское" отвечает на вопрос почему мы создали государство, а на вопрос о том, как мы хотим управлять им, ответ – "демократическое". Когда один и тот же статус был придан вопросам «как» и «почему», то демократическое «как» начало вытеснять еврейское «почему» со сцены.

Именно в этом и состоял злой умысел тех, кто инициировал этот процесс.

Так Израиль из еврейского национального государства стал постепенно превращаться в безликое "государство всех своих граждан". Такому превращению способствовало много факторов: процесс Осло, судебная "революция" (которая привела к тому, что "все подсудно"), распространение государственных пособий на всех, а не только на тех, кто служил в армии и многое другое. Но именно добавление "демократическое" в качестве основы для определения государства, несомненно, стало поворотным моментом.

Постепенно еврей стал незваным гостем в своей стране. Потому что еврей, возможно, может забыть свое прошлое, свое еврейское самоопределение и ощущать себя просто гражданином Израиля. Однако тщетно ожидать, что араб будет действовать так же. Это несбыточная мечта левых.

Араб скажет вам: "Если вы заменили определение страны с "еврейской" на "демократическую", то вы на самом деле здесь просто оккупант! Как еврей, вы могли требовать прав, основанных на прошлой истории и библейском обетовании. Когда мой Коран встречается с вашей Библией, то мы оба говорим на одном языке.

У евреев есть 4,000-летняя история, которую трудно отрицать и с которой трудно бороться. А что есть у демократов? Какая у тебя история? Ваше демократическое государство – это всего лишь лишенный корней последний остаток европейского колониализма. Араб – коренной народ в этой стране, и поэтому страна в первую очередь принадлежит нам".

Крайне левые, называющие себя "интеллектуалами", твердят о том, что государство не должно быть еврейским, так как страна принадлежит обоим народам. Мы движемся именно в этом направлении, и поэтому очень важно правильно понимать то, что они говорят.

Проблему власти и порядка в Лоде и Беэр-Шеве действительно невозможно решить без восстановления чувства национальной правоты и справедливости, без возвращения к основному определению государства как «еврейского» (и никаких лишних дополнений), без закрепление в законах государства его еврейского характера, без лишения гражданства всякого, кто отказывается признавать Израиль как еврейское национальное государство.

Слишком большая централизация

Не нужно ждать восстановления справедливости, чтобы начать децентрализацию израильских механизмов власти и восстановить безопасность граждан. Децентрализация сама поможет восстановить справедливость в Израиле.

Возьмем, к примеру, Лод.

Ночь за ночью евреи Лода страдали от непрекращающихся погромов. Арабы сожгли тысячи автомобилей, разграбили и подожгли десятки частных домов, десять синагог превратились в пепел, а ряд попыток линчевания закончился ужасающим убийством еврея.

Евреи города неоднократно пытались связаться с полицией, но полиция безучастно стояла в стороне – точно так же, как британская полиция не вмешивалась в беспорядки 1929 года.

Такие всеобщие арабские нападения на евреев по всей стране ( даже в четверти часа езды от Тель-Авива) должны были изменить положение, привести к созданию комиссия по расследованию и к отставке высших полицейских чинов. Ничего этого не произошло и даже дела против погромщиков закрываются прокуратурой.

А евреи Лода все еще продолжают страдать от беспорядков. Во время праздника Суккот раввины даже призвали жителей Лода не спать в сукке из-за опасной ситуации в городе.

Что было бы, если бы начальник местного отделения полиции избирался местными жителями? Понятно, что в таком случае полиция не исчезла бы с улиц и, по крайней мере, на местном уровне были бы предприняты настоящие усилия по наведению порядка.

"Кто в доме хозяин?"

В условиях демократии народ управляет страной через парламент.

Однако, по иронии судьбы, чем больше Израиль становился якобы «демократичным» и чем менее еврейским, тем больше граждане Израиля теряли свою власть в государстве. Оказывается, не еврейский характер мешает Израилю быть демократией, а, наоборот, Израиль демократический только потому, что является национальным еврейским государством!

В израильской псевдодемократии гражданин вместо конкретных людей выбирает политическую партию и таким образом он якобы выражает свою волю (свой суверенитет). Однако, как только политики в этих избранных партиях заняли свои должности, у людей нет другого способа навязать правителям свою волю, кроме как дожидаться следующих выборов. А до тех пор судьба этих политиков зависит от доброй воли неизбираемых центров власти, таких как судебная власть, средства массовой информации, высшие должностные лица, главы академии, Гистадрут и оборонное ведомство.

Когда горели синагоги в Лоде, полицейское командование хорошо понимало, "кто в доме хозяин". "Государство всех своих граждан" быстро утратило оправдание своего существования. Оно стало государством, извиняющимся за само свое существование, государством, которое фактически приняло «палестинский» нарратив. Начальник полиции прекрасно понимал, что слабая реакция правых общественных деятелей (которые в то время были у власти!) – ничто перед властью СМИ и судов, а именно они определяют, кого будут расследовать, а кого увольнять.

Но СМИ молчали о погромах, суды поспешили освободить нескольких арестованных бандитов, и все расследования по поджогам синагог были закрыты «за отсутствием доказательств». А арабский сектор Израиля получил награду за бунт в размере около 50 миллиардов шекелей в рамках самого скандального коалиционного соглашения в истории израильской политики.

Начальник полиции действовал вполне логично: он понимал, кто здесь хозяин, он действовал на службе истинного суверена в израильской псевдодемократии, и поэтому он остался в своем кресле.

И он был прав. Не было создано никакой комиссии по расследованию (четыре месяца спустя шесть террористов сбежали из тюрьмы. СМИ требовали комиссии по расследованию и увольнений и, конечно же, получили желаемое. Смешно сравнивать проблему неудачного побега и серьезную невозможность разобраться с многочисленными беспорядками.)

Еврейское самосознание, управление, суверенитет

Восстановление справедливости для государства и восстановление власти для народа это две стороны одной медали. Без восстановления справедливости (то есть восстановления статуса Израиля как национального еврейского государства) не может быть и суверенитета, а если нет суверенитета (в Лоде в Негеве и т. д.) то страдает и справедливость.

Еврейское большинство в стране по-прежнему определяет себя в первую очередь как евреев, и таким же оно хотело бы видеть государство Израиль. Насильственное внедрение через все возможные каналы в сознание целого поколения "наша цель – демократия" казалось многим безвредным. Еврейское большинство не могло понять как неизбираемые центры власти используют для своих целей этот термин. И поэтому традиционное и религиозное, правое и консервативное большинство не предотвратило потерю еврейского характера государства и, по иронии судьбы, потерю и его демократических основ.

Если же мы восстановим участие еврейского большинства в управлении, если государство опять станет национальным, то восстановится и государственный суверенитет.

Тогда уже не центры власти меньшинства, подмявшие под себя «государство всех его граждан», будут из Иерусалима решать, кто будет командиром полиции в Беэр-Шеве, но еврейское большинство, жители города выберут его. (Также и выбирать судей Верховного суда должны народные избранники в Кнессете и после публичных слушаний, так, как это происходит в большинстве демократических стран). (Самосознание.)

Тогда и женщины Беэр-Шевы будут чувствовать себя в безопасности в столице Негева. (Управление)

А если женщины Беэр-Шевы будут чувствовать себя в безопасности, они не будут думать об отъезде из города. Если евреи не уйдут, арабы не захватят власть, и если арабы не захватят власть, то Беэр-Шева останется еврейской. И у евреев останется свое государство. (Суверенитет).

Что будет если этого не сделать?

Тогда начальник полиции в Беэр-Шеве и дальше будет обязан своей карьерой  начальству, он будет чувствовать свою зависимость от судебной и  других неизбираемых центров власти. Центров, узурпирующих власть под прикрытием слов о "демократии" и "государстве все его граждан" (а не национальном еврейском).

В конце концов полиция смирится с арабским захватом власти (и города останутся без управления).

Израиль продолжит терять Негев, Беэр-Шева быстро станет похожа на Лод, и мы больше не сможем передать нашим детям великий дар – еврейское государство – который мы получили от наших родителей. (Нет суверенитета и нет государства).

Как изменить ситуацию?

Необходимых изменений не произойдет, если мы не начнем говорить о них и не будем готовить к нему общественное сознание. Неизбираемые центры власти будут стремиться нейтрализовать любую инициативу, которая укрепляет власть граждан (то есть, собственно демократию …). Они враждебны свободной инициативе, потому что они полностью понимают ее значение. Ирония заключается в том, что оправданием им всегда будет служить "необходимость сохранить демократию от народных избранников …"

Арабские нападения летом 2021 года были успешно исключены из обсуждения средств массовой информации, и система правосудия быстро замела мусор под ковер. (Можно только представить, как СМИ и судебные органы отреагировали бы на поджог десяти мечетей в Лоде. Все ресурсы полиции были бы немедленно направлены на это расследование, СМИ не переставали бы мусолить эту тему, сотни евреев были бы задержаны и допрошены до тех пор, пока не были бы найдены виновные, и суд вынес бы жесточайшее наказание).

Однако история учит, что такое попустительство приводит к еще большим беспорядкам. Когда они произойдут, невозможно будет с ними справиться без далеко идущих структурных изменений в израильской системе управления.

Требование прямых выборов начальника полиции в городе и в области – это не только эффективный способ восстановить личную безопасность. Это начало восстановления национального еврейского государства к которому стремится еврейское большинство. Это и восстановление утраченного еврейского самосознания и чувства справедливости.

Новости
  • Закон об ограничении срока полномочий премьер-министра будет продвигаться‎
    Закон, продвигаемый министром юстиции Гидеоном Сааром, ограничит срок полномочий премьер-министров 8 годами и не будет иметь обратной силы • «Ликуд»: «Явно антидемократический закон» • Саар: «Правительство будет действовать в интересах граждан, а не в своих собственных интересах и интересах своего выживания» ‎
  • ‎ХАМАС: Если Израиль не заплатит цену, его пленники не увидят свет‎
    ‎ХАМАС требует освобождения вдохновителя террористов Марвана Баргути (ФАТХ) и Ахмада Саадата (НФОП), а также шести террористов, совершивших побег из тюрьмы Гильбоа в сентябре, сказал в интервью «Al-Jazeera» заместитель главы администрации сектора Газы, член политбюро террористической группировки ХАМАС Халиль аль-Хайя.
  • Воинственное послание Ирана США и Израилю
    Мяч на стороне Вашингтона. Отсутствие реакции на ракетный обстрел военной базы США в Танфе будет истолковано как слабость и повлечет за собой дальнейшие атаки Ирана.
Ракурс

Суд над Нетаниягу: не исключено, что будет создана комиссии по расследованию

Очевидный вывод из еще одной недели замешательства в окружном суде Иерусалима заключается в том, что должен быть найден способ остановить судебный процесс над Нетаниягу • На каком-то этапе кто-то должен встать и сказать, что нужно проверить, не была ли здесь допущена шибка по небрежности • Как и руководители оборонного ведомства после войны Судного дня, руководители системы правосудия должны будут дать отчет.

Ракурс | 27.11.2021 | Исраель Айом | יעקב ברדוגו |

Суд над Нетаниягу: не исключено, что будет создана комиссии по расследованию
Фото: אורן בן חקון // Нетаниягу в суде

Биньямин Нетанигу // Судебная система

Очевидный вывод из еще одной недели замешательства в окружном суде Иерусалима заключается в том, что должен быть найден способ остановить судебный процесс над Нетаниягу.

Вполне вероятно, что для многих это прозвучит как слишком смелый, слишком дерзкий и слишком поспешный призыв. В конце концов, в Иерусалиме есть судьи, и именно там вершится правосудие. И вообще, столько ресурсов и лучших умов было задействовано в расследовании, в формулировании обвинительного заключения, в подготовке и подаче искового заявления. О дилетантстве или самодеятельности не может быть и речи. Особенно когда речь идет о деле с далеко идущими политическими, национального масштаба последствиями. Да и нет смысла в том, что те, кто принимал участие в этой работе, особенно генеральный прокурор Авихай Мандельблит, стали бы подвергать опасности свою репутацию и престиж.‎ Не так ли?

‎Но, по-видимому, именно на это они и рассчитывали, те, кто стоит за разваливающимся обвинительным заключением. Рассчитывали на то, что многие будут думать - «дилетанство, самодеятельность? это невозможно, такого не может быть». Рассчитывали на то, что будет предъявлено, создающее прецедент, обвинительное заключение, а затем они объявят о пересмотре и в обвинения будут внесены поправки, а мы скажем - «ничего страшного, так бывает». Рассчитывали на то, что мы услышим о загадочных упражнениях на допросах и снова скажем - «это невозможно, такого не может быть». Рассчитывали на то, что мы узнаем о появлении новых свидетелей, изменении версий, узнаем о несоответствии между сказанным на допросе, и тем, что было сказано в суде, и снова скажем - «такое случается». Что мы узнаем, что показания нового свидетеля противоречат версии обвинения, и дружно скажем «возможно у следующего свидетеля получится лучше». По-видимому, именно на это они и рассчитывали.

Такая уверенность в том, что все можно сделать без последствий, называется концепцией. Концепцией, опирающейся на избыточную самоуверенность и, располагающей средствами массовой информации и судебными репортерами, которые в любом случае представят все в нужном системе свете. Концепцией, опирающейся на политическую систему, в которой многие обязаны своей политической жизнью прокуратуре и чья судьба связана с исходом судебного разбирательства. Концепцией, в основе которой лежит уверенность в том, что общественность, в лучшем случае, выразит свое недоверие в опросах, но не выйдет из социальных сетей.

И как рушится в суде обвинение во взяточничестве в деле 4000, так рушится и эта концепция. И это особенно ощущается на этой неделе.

Ранее нам сообщили, что будет большой «бум», когда заговорит Илан Иешуа, или когда бывший генеральный директор минсвязи Ави Бергер даст показания. Но «бума» не произошло. Тогда нас заверили, что с Нир Хефец все будет по-другому и подготовили нас, предварительно опубликовав судебные протоколы. Нас убеждали, что тот, кому предоставлен иммунитет от уголовного преследования для дачи показаний, вот-вот обрушит на Нетаниягу всю мощь юридического и медийного ада. Журналисты и комментаторы запасались попкорном, а в некоторых правительственных учреждениях даже охладили шампанское. И вот, это снова произошло: новый свидетель лишь освещает дыры в обвинительном заключении, и на этот раз даже судьи замечают обвинению, что в некоторых частях показаний свидетеля обвинения не наблюдается доказательной ценности.

На каком-то этапе кто-то должен встать и сказать, что нужно проверить, не была ли здесь допущена шибка по небрежности. Не было ли здесь юридической ошибки с катастрофическими политическими и национального масштаба последствиями. Не было ли здесь системного сбоя правовой системы или профессионального сбоя со стороны тех, кто участвует в этой работе. Ошибка, небрежность или сбой - все это означает, что нужно здесь и сейчас остановить судебный процесс, проделать серьезную домашнюю работу и быть готовыми признать промахи, а при необходимости - взять на себя ответственность.

И лучше чтобы это произошло сейчас, изнутри, контролируемым образом, и еще до того, как требование подотчетности придет извне, от общественности. А оно приедет. Судебная власть пользуется иммунитетом, которого не удостоилась ни одна профессиональная или бюрократическая элита. Военные и силовые ведомства являются объектом пристального внимания журналистов и гражданского общества, и любая катастрофа или неудачная операция вызывает обоснованное государственное расследование. Создается комиссия по расследованию, изучает, проверяет и делает выводы. Что верно в отношении военного ведомства, также верно и в других сферах: экономике, образовании, здравоохранении. Только одна группа чиновников может позволить себе запереться в зубчатой башне из слоновой кости, и, ощущая себя в безопасности, назначать и быть назначенными, воспроизводить себе подобных и скрывать свои упущения. Даже недоверие общественности их совершенно не беспокоит: действительно, что общественность может им сделать?‎

Суд над Нетаниягу, флагманское судебное разбирательство системы, может изменить эту реальность. За мантией профессионализма и высоких слов, в худшем случае, доминируют сторонние интересы и мотивы, а в лучшем – непростительное дилетантство. Миллионы граждан Израиля, у которых была отнята демократия, теперь видят за что и по какой причине их лишили политической силы.‎

Суд над Нетаниягу может оказаться провалом судебной системы масштабов войны Судного Дня. Не только в смысле системного, профессионального и функционального сбоя, уже приведшего к ущербу, но и в смысле конца эры неприкасаемых идолов. Все начинается с сетей, с отдельных смелых журналистов, представителей средств массовой информации и судебных репортеров, готовых пойти против линии истеблишмента. И продолжается с растущим движением юристов, которые набираются смелости, чтобы выразить чрезвычайно резкую критику в адрес системы, известной своей мстительностью. И находит отражение в общественных организациях, занимающихся гражданским надзором за системой правосудия, таких как Project 315, который ставит под сомнение большую часть доказательств обвинения.

Суд над Нетаниягу запустил процессы, которые уже нельзя остановить: недоверие общественности к судебной системе в конечном итоге выльется в громкий и четкий публичный призыв - остановить судебное разбирательство, изучить то, как велось следствие и насколько ответственным был подход. И, как и руководители оборонного ведомства после войны Судного дня, так и руководители системы правосудия должны будут дать отчет.

Так что лучше, чтобы это исходило от них, причем изнутри. Суд не в праве остановить судебное разбирательство без ходатайства  защиты. Но добираться туда не рекомендуется. Лучше, чтобы этот процесс возглавила сама государственная прокуратура. У генерального прокурора есть и другой способ предотвратить вероятность системного коллапса - объявить о консультациях с целью прояснения поведения обвинения, предоставления публичного отчета и переоценки шансов на получение обвинительного приговора по основному и тяжелому обвинению : взяточничеству.‎

Все должно быть сделано прозрачно, исходя из одного намерения: восстановить доверие общественности к системе. Если это не будет сделано изнутри и добровольно, общественное давление усилится, и от заинтересованных лиц по-прежнему могут потребовать объяснения в комиссии по расследованию.

Звучит абсурдно? В Израиле есть достаточно чемпионов и многократных чемпионов, хоть многие и не верили, что они ими станут.‎

Новые публикации
Опрос недели

За какую партию вы бы проголосовали, если бы выборы состоялись сейчас?







‎Китай и Россия опережают Америку‎

США пожимают плечами, в то время как китайцы и русские разрабатывают противоспутниковые системы, а также гиперзвуковые ракеты.

Ракурс | 26.11.2021 | Исраель Айом | קרולין גליק |

‎Китай и Россия опережают Америку‎
Фото: Илюстрация

Израиль // США // Китай // Россия

События последних недель стали подтверждением суровой правды: Соединенные Штаты Америки не могут называться и больше не являются могущественной сверхдержавой, какой они считались и были со времен окончания холодной войны. Стратегические последствия такого положения дел драматичны как для США, так и для их союзников.

Позиция нации в мировой иерархии основана на двух вещах - ее возможностях и ее авторитете. Возможности Америки по сравнению с ее сверхдержавными конкурентами значительно уменьшились. Как и уменьшился ее авторитет.

‎На протяжении более чем одного поколения лидеры США избегали «размещения оружия в космосе». Но пока они поздравляли себя с проявленной сдержанностью, китайцы и русские вооружили космос.

‎16 ноября Россия запустила ракету земля-воздух, которая уничтожила устаревший спутник-шпион «Космос», расположенный в опасной близости от Международной космической станции. Его разрушение привело к возникновению достаточно большого количества фрагментов поставивших под угрозу Международную космическую станцию и восемь астронавтов (включая двух россиян) на борту. НАСА ответило осуждением.‎

‎Все это подводит нас к Китаю.‎

Противоспутниковая программа Китая намного обширнее, чем российская. Китай обладает ракетами, способными уничтожать спутники, а также лазерными технологиями и технологиями постановки помех, способными блокировать спутниковую связь. В прошлом месяце Китай на несколько уровней повысил возможности своего противоспутникового оружия, выведя на орбиту спутник "Шицзянь-21". "Шицзянь-21" - спутник, как утверждают китайцы, предназначен для испытания технологий по сбору «космического мусора».

‎‎У генерала ВВС США Джеймса Дикинсона есть другое, более правдоподобное объяснение предназначению этого оружия. Выступая перед Конгрессом в апреле, Дикинсон сказал: «Космическая технология роботов-манипуляторов может быть использована в будущем для борьбы с другими спутниками».

‎Другими словами, «космический мусор», о котором говорил Китай, — это американские спутники.‎

Примечание: Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что Кремль не видит угрозы в испытании Китаем сверхзвуковой ракеты с ядерной боеголовкой, о котором сообщили западные СМИ. Пекин, впрочем, утверждает, что испытано было не оружие, а ракета-носитель для космических полетов.

‎Успешная атака на американские спутники парализует вооруженные силы США и их союзников. В зависимости от того, насколько сильно будут повреждены американские спутники, противоспутниковый удар может также обвалить экономику США и значительную часть мировой экономики.‎

‎В интервью в прошлые выходные на форуме по вопросам безопасности в Галифаксе, Канада, заместитель командующего Космических сил США генерал Дэвид Томпсон обсудил реакцию США на агрессивные действия Китая и России направленные против американских спутников.‎

‎Томпсон заявил, что Космическое командование ВВС США сосредоточено на усилении «космической архитектуры национальной обороны». Идея состоит в том, чтобы значительно увеличить количество спутников и рассредоточить их, при этом изменив способ их взаимодействия друг с другом и с Землей с целью уменьшить угрозу атак из космоса, направленных против США и их союзников. Проблема в том, что на все это требуются средства. И неясно, появятся ли деньги, и сколько времени потребуется для создания необходимой обороны.

‎Томпсон напрямую не обсуждал наступательные возможности США направленные против китайских или российских спутников. Он отметил, что уничтожение спутников ракетами «земля-воздух» — довольно простая задача, которую может выполнить любое государство обладающее баллистическими ракетами. Эксперт по ракетным технологиям доктор Стивен Брайен ‎‎в недавнем выпуске моей веб-трансляции отметил,‎‎ что США способны запускать свои собственные спутники, обладающие возможностью уничтожать спутники противника. Но на сегодняшний день Пентагон не проявляет к этому никакого интереса.

‎Тот факт, что и Россия, и Китай имеют возможность уничтожать или наносить ущерб спутниковым системам США, можно считать достаточно серьезной угрозой, даже если бы это был единственный аспект милитаризации космоса двумя державами. Но это не единственная и даже не самая большая угроза, с которой сталкиваются США из-за милитаризации космоса своими противниками. Угроза гиперзвуковых ракет намного серьезней.‎

‎Гиперзвуковая скорость в 5-20 раз превышает скорость звука. По словам генерала Джона Хайтена, заместителя начальника Объединенного комитета начальников штабов США, за последние пять лет китайцы провели сотни испытаний гиперзвуковых ракет, в то время как США провели только девять. Основная опасность, исходящая от гиперзвуковых ракет, заключается в том, что они управляемы с момента запуска и до момента удара. Они могут менять направление на протяжении всего полета. В сочетании с их высокой скоростью гиперзвуковые ракеты сложно обнаружить и невозможно перехватить.‎

‎В прошлом месяце ‎‎«Financial Times»‎‎ сообщила, что летом Китай запустил гиперзвуковую ракету, которая успешно облетела Землю, прежде чем разогналась до намеченной цели. Американцы, как сообщается, были ошеломлены этим запуском. В США полагали, что китайцы далеки от реализации такого рода возможностей.‎

‎Русские впервые развернули гиперзвуковые ракеты в 2018 году. С тех пор они разработали и развернули ракеты наземного, воздушного, морского и космического базирования. На прошлой неделе Хайтен предупредил, что китайская система выглядит как «система первого удара», то есть она может стать основой внезапного ядерного нападения Китая на США.‎

‎Ранее в этом году США и Израиль заключили соглашение о совместной разработке программы противоракетной обороны «Arrow 4». Программа будет осуществляться компаниями «Israel Aircraft Industries» и «Lockheed-Martin». Одной из целей программы является разработка и развертывание системы защиты от гиперзвуковых ракет. Поскольку на Ближнем Востоке нет держав с гиперзвуковыми возможностями, назначение программы «Arrow 4» очевидно. Впервые США сотрудничают с Израилем над разработкой технологий, которые в первую очередь защитят США.‎

‎На форуме в Галифаксе Томпсон признал, что у США в настоящее время нет гиперзвуковых ракет. Хотя армия, флот и военно-воздушные силы разрабатывают гиперзвуковые системы, он признал, что США потребуются годы, чтобы достичь возможностей, которыми уже обладают Россия и Китай. Другими словами, в течение следующих нескольких лет Россия и Китай получат стратегическое преимущество перед США. Их гиперзвуковые ракеты в сочетании с их противоспутниковыми системами и серьезностью намерений делают США более уязвимыми в случае иностранного нападения, чем это было со времен окончания Второй мировой войны.‎

‎Все это было бы гораздо менее обескураживающим, если бы США демонстрировали серьезность намерений в отношении своих союзников или врагов. Но все обстоит с точностью наоборот.

Хайтена спросили, представляют ли испытания китайской гиперзвуковой ракеты новый «феномен Спутника», подобный панике, охватившей американцев после того, как Советский Союз в 1957 году запустил первый искусственный спутник Земли - «Спутник-1». Эта паника стимулировала огромные инвестиции в развитие технологий в США. Ответ Хайтена был поучительным.

Хайтен сказал: «С технологической точки зрения это довольно впечатляюще».

‎«Но «Спутник» создал ощущение срочности в Соединенных Штатах. Испытания китайской гиперзвуковой ракеты 27 июля не создали ощущения срочности. Я полагаю, что они должны были создать такое ощущение».‎

‎Космос — не единственное место, где США пожимают плечами в ответ на растущие угрозы. Возьмем, к примеру, Иран и его ядерную программу.‎

‎Излишне напоминать, что несмотря на то, что США отстают от Китая и России в области противоспутниковых систем космического базирования, они значительно опережают Иран по всем видам вооружений. По мере того, как Иран приближается к ядерной финишной черте, США могут довольно легко помешать ему стать ядерной державой. Но ни враги США, ни их союзники не считают, что у США есть какие-либо намерения это сделать.‎

‎В преддверии возобновления непрямых ядерных переговоров с Ираном в Вене, администрация Байдена предприняла некоторые шаги чтобы укрепить доверие к себе со стороны союзников. Министр обороны Ллойд Остин посетил Израиль и страны Персидского залива и заявил: «США вас не бросят». Центральное командование Вооружённых Сил США провело первые в своем роде совместные учения ВВС, в которых участвовали Израиль, ОАЭ и Бахрейн. А американские B-2 пролетели над Израилем в сопровождении израильских F-15.‎

‎Обо всех этих шагах было доложено с должным энтузиазмом. Но никто не воспринял их всерьез. Это верно по двум причинам.

‎Во-первых, цель переговоров в Вене состоит в том, чтобы убедить новых фанатичных лидеров Ирана согласиться с временными (и краткосрочными) ограничениями ядерной сделки 2015 года в обмен на массовый приток капитала и инвестиций в результате смягчения санкций США.  Если Иран согласится на сделку, он все равно преодолеет ядерный порог в относительно короткие сроки. В то же время, если США отменят экономические санкции, у Ирана появятся дополнительные средства для дальнейшей эскалации своих прокси-войн против Израиля и суннитских государств Персидского залива.‎

‎Во-вторых, сигналы, которые администрация Байдена посылает своим союзникам, чтобы продемонстрировать свой авторитет, были сведены на нет ее реальными действиями. Не желая блокировать Иран на его пути к ядерному оружию, США не смогли ответить на иранскую агрессию против своих собственных сил в Сирии и Персидском заливе. На прошлой неделе, следуя по стопам администрации Обамы, высокопоставленный чиновник администрации Байдена заявил «New York Times»,‎‎ что США требуют от Израиля прекратить «контрпродуктивные» действия против Ирана. Посыл был ясен. И все его поняли.‎

‎Позиция Америки по отношению к России и Китаю мало чем отличается. За последние несколько недель Россия развернула почти сто тысяч военнослужащих вдоль восточной границы Украины. Киев предупреждает, что российское вторжение может произойти уже в конце января. Но только на этой неделе администрация начала обсуждать возможность отправки оборонительного оружия и военных советников в Украину. И только сейчас ЕС и США начинают обсуждение возможности введения экономических санкций в отношении России. И они будут введены – если вообще будут введены - только после того, как Россия вторгнется в Украину.

‎Еще более тяжелая ситуация в отношении Китая. На прошлой неделе Байден провел долгожданный онлайн-саммит с председателем КНР Си Цзиньпином. Саммит проходил в период обострения напряженности между двумя сверхдержавами, усугубляемой растущими угрозами Китая в отношении Тайваня.

‎Как объяснил изданию «‎‎Newsweek» ‎‎полковник морской пехоты США в отставке Грант Ньюшем из Центра политики безопасности - «доверие к Америке будет разрушено в Азиатско-Тихоокеанском регионе и во всем мире», если США не смогут защитить Тайвань.‎

‎Учитывая ставки для самих США, можно было ожидать, что Байден предупредит Си, что США не будут бездействовать, если Пекин продолжит угрожать Тайваню. Но, судя по всему, этого не произошло.

‎Китайские СМИ сообщили, что Байден и Си находятся «на одной волне» в отношении статуса Тайваня. Президент Байден ясно подтвердил, что США придерживаются политики «одного Китая». Беспозвоночная позиция Байдена по Тайваню не единственная область, в которой он демонстрировал слабость. Байден не призвал Китай к ответу за его отказ сотрудничать с международным расследованием происхождения COVID-19. Он также не упомянул о наращивании ядерного потенциала Китаем и о его агрессивных действиях в космосе.

‎Тем не менее, Байден довольно долго говорил об изменении климата.‎

США по-прежнему - самая могущественной держава в мире и все еще в состоянии одержать победу или, как минимум, нанести огромный ущерб своим врагам. Но независимо от того, имеет ли США дело с Ираном или Китаем, Россией или Афганистаном, стратегический авторитет США в глазах мирового сообщества подорван. Ни союзники Соединенных Штатов, ни их враги не принимают всерьез их обязательства или угрозы. Отставая от своих противников в космическом оружии, США демонстрируют слабость намерений, которая провоцирует агрессию против них самих, против их интересов и против их союзников.‎

Новости
  • Закон об ограничении срока полномочий премьер-министра будет продвигаться‎
    Закон, продвигаемый министром юстиции Гидеоном Сааром, ограничит срок полномочий премьер-министров 8 годами и не будет иметь обратной силы • «Ликуд»: «Явно антидемократический закон» • Саар: «Правительство будет действовать в интересах граждан, а не в своих собственных интересах и интересах своего выживания» ‎
  • ‎ХАМАС: Если Израиль не заплатит цену, его пленники не увидят свет‎
    ‎ХАМАС требует освобождения вдохновителя террористов Марвана Баргути (ФАТХ) и Ахмада Саадата (НФОП), а также шести террористов, совершивших побег из тюрьмы Гильбоа в сентябре, сказал в интервью «Al-Jazeera» заместитель главы администрации сектора Газы, член политбюро террористической группировки ХАМАС Халиль аль-Хайя.
  • Воинственное послание Ирана США и Израилю
    Мяч на стороне Вашингтона. Отсутствие реакции на ракетный обстрел военной базы США в Танфе будет истолковано как слабость и повлечет за собой дальнейшие атаки Ирана.
В сети
Юрий Моор  [ ФБ ]

"Париж сто́ит обедни", - сказал ренегат 16 века, и ради того, чтобы стать королем Франции, согласился, сжав зубы, выслушивать католическую мессу, будучи в душе протестантом.

"Эй, а ведь "Бальфур" стоит кастрации"! – подумал нынешний ренегат, и согласился быть кастратом ради того, чтобы записать в трудовую книжку громкую должность без фактического наполнения. 

Беннет умен, он не ошибается, он это делает осознанно. В 2018 году он опубликовал в своем Фейсбуке: "Если мы позволим судейским свалить Нетаниягу из-за сигар и статей в WALLA – то каждый следующий лидер правого блока будет кастрированным и запуганным СМИ".

В 2021 году он подумал, взвесил – и согласился на эту операцию. (У меня есть скрин того поста Беннета).

Мельчают ренегаты.

 

Премьер Нетаниягу шел на компромиссы и уступки, чтобы сохранить еврейское государство и укрепить роль и значение Израиля на мировой арене. И это ему прекрасно удавалось.

Нынешний ренегат идет на еще большие уступки – ради того, чтобы чуть дольше покрасоваться в кресле премьера.

Вот и вся нынешняя политика в двух фразах.

Теория игр: проблема выживания правительства в соответствии с «дилеммой заключенного»

В конечном итоге, каждый депутат Новой Надежды и Ямина выбирает тот вариант , который, по его мнению, максимизирует его собственную выгоду, не заботясь о выгоде других.

Ракурс | 25.11.2021 | Макор Ришон | אופיר פרבר |

Теория игр: проблема выживания правительства в соответствии  с «дилеммой заключенного»
Фото: אורן בן חקון // Гидеон Саар, Нафтали Беннет

Правительство перемен // Ямина // Новая Надежда

Дилемма заключенного (Prisoner's dilemma) — фундаментальная проблема в теории игр, согласно которой рациональные игроки не всегда будут сотрудничать друг с другом, даже если это в их интересах. Предполагается, что игрок («заключённый») максимизирует свой собственный выигрыш, не заботясь о выгоде других.

В дилемме заключенного предательство строго доминирует над сотрудничеством, поэтому единственное возможное равновесие — предательство обоих участников. Проще говоря, каким бы ни было поведение другого игрока, каждый выиграет больше, если предаст. Поскольку в любой ситуации предать выгоднее, чем сотрудничать, все рациональные игроки выберут предательство.

Классическая формулировка дилеммы заключенного такова:

Двое преступников — А и Б — попались примерно в одно и то же время на сходных преступлениях. Есть основания полагать, что они действовали по сговору, и полиция, изолировав их друг от друга, предлагает им одну и ту же сделку: если один свидетельствует против другого, а тот хранит молчание, то первый освобождается за помощь следствию, а второй получает максимальный срок лишения свободы (10 лет). Если оба молчат, их деяние проходит по более лёгкой статье, и каждый из них приговаривается к полугоду тюрьмы. Если оба свидетельствуют друг против друга, они получают минимальный срок (по 2 года). Каждый заключённый выбирает, молчать или свидетельствовать против другого. Однако ни один из них не знает точно, что сделает другой. Что произойдёт?

«Дилемма заключенного» - также хороший способ попытаться оценить шансы на выживание израильского правительства, то есть попытаться определить причину и вероятность его падения.

Согласно опросам, две так называемые правые партии, Ямина и Новая Надежда, находятся под угрозой исчезновения. В некоторых опросах они проходят процент блокировки, в некоторых - балансируют на грани, а в некоторых они видят электоральный барьер исключительно снизу. Это означает, что 12 депутатов Кнессета (шесть депутатов, без Шикли, от партии Ямина и шесть - от Новой Надежды) понимают, что если причиной падения правительства станет не он, а кто-либо другой, с большой долей вероятности означает конец их политической карьеры. Другими словами, каждый из членов этих партий, представленных в Кнессете, по-видимому,  предполагает, что, если правительство продержится четыре отведенных ему года, то у его партии и у него будет достаточно времени, чтобы заново изобрести себя и добиться успеха на следующих выборах. Вот почему у них есть общий интерес: проглотить слюну и, не взирая  на воображаемые боли в животе, поддерживать это довольно странное правительство.

В то же время каждый из этих депутатов знает, что для свержения правительства достаточно одному из них вернуться в правый лагерь, где его, вероятно, примут как героя, помилуют и простят, остальных в этом случае ожидает забвение.

То есть, десять депутатов Кнессета (исключим из списка Нафтали Беннета и Гидеона Саара) понимают, что лучше всего для них как коллектива — это то чтобы правительство продержалось до следующих выборов, но в то же время они понимают, что достаточно чтобы один из них перешел на другую сторону, чтобы остальным девяти пришлось иметь дело с наихудшим для них сценарием.

Это классическая ситуация «дилеммы заключенного», и, вполне вероятно, что в конечном итоге отсутствие уверенности в сочетании с понятным и естественным желанием «выжить» как политик приведет к тому, что один из них перейдет на другую сторону, кроме того, нынешняя политическая реальность также подпитывает вероятность такого сценария и, похоже, способна его ускорить.

Оппозиционный правый блок уже объявил, что первый кто выступит против правительства и фактически приведет к его роспуску, будет встречен с распростертыми объятиями, но только первый и только один.  По-видимому, именно поэтому Айелет Шакед время от времени осторожно транслирует правому избирателю, что она все еще является частью правого блока.

Кроме того, время «после бюджета» уже пришло, и животрепещущие вопросы как и разногласия внутри коалиции начинают всплывать на поверхность. Нежелание или неспособность партии РААМ осудить на арабском теракт в Иерусалиме, продвигаемый ими же  «закон об электричестве», полемика вокруг Западной стены и многое другое вынуждает так называемую правую часть коалиции продвигаться все дальше и дальше в направлении идеологии, которая им когда-то не нравилась.

Согласно «дилемме заключенного», цена, которую каждому из этой десятки депутатов придется заплатить, если один из них отдаст предпочтение собственным интересам и свергнет правительство, будет расти. Представьте, что вы купили квартиру, а цены на недвижимость чудесным образом внезапно упали. До тех пор пока вам не нужны деньги и вам не нужно продавать квартиру, снижение стоимости квартиры на вас не повлияет, потому что в долгосрочной перспективе цены на недвижимость, вероятно, снова вырастут. Но что произойдет, если вам вдруг понадобятся деньги и вам придется продавать?  Вам придется продать квартиру по убыточной цене. В этом и заключается дилемма депутатов Ямина и Новой надежды: до тех пор, пока на горизонте нет выборов, обесценивание в глазах общественности никак на них не повлияет. Но что произойдет если будут выборы? Они однозначно их проиграют.

Головную боль каждого из этих десяти усиливает и то, что не только они могут свергнуть правительство, но израильская действительность настолько сложна, что даже внешнее мега-событие, такое как раунд боевых действий в Газе или новая волна коронавируса, может привести к роспуску правительства. И в этом случае ни один из них не сможет насладится возможностью вернуться к своей, якобы, естественной электоральной базе.

Дилемма заключенного — структура, которую можно наблюдать при моделировании ряда ситуаций социальных взаимоотношений индивидов, заинтересованных в получении тех или иных выгод, где результаты решения одного индивида в рамках определенных условий зависят от решения другого индивида. В конечном счете, каждый выбирает тот вариант, который, по его мнению, будет наиболее выгодным.

По мере того, как правительство демонстрирует все больше признаков слабости, нестабильности, внутренней борьбы, и по мере того, как опросы продолжают предсказывать реальную политическую опасность для партий Ямина и Новая Надежда, увеличивается  вероятность того, что один из представителей этих партии поступит правильно (для него), что и приведет к роспуску правительства.

© 2020-2021 ПОСТФАКТУМ. Все права защищены. Редакция не несет ответственности за стиль и содержание рекламных объявлений.